На главную
 
28 июля 2004 года в Ашкелоне произошло массовое избиение полицейскими мирных, в основном русскоязычных граждан. Вопиющий акт вандализма.
 
 
  
 



ПОЛИЦИЯ И РЕПАТРИАНТЫ: РАЗГОВОР НА ПОВЫШЕННЫХ ТОНАХ

23 марта ашкелонское, недоброй славы полицейское отделение встречалось с жителями города. В зал местного 'бейт ле-баним' пришли начальник полиции Ашкелона Эйтан Гадаси, мэр Ашкелона Рони Маацри и его заместитель Ави Вакнин - и десятки жителей, возмущенных фактами рукоприкладства со стороны стражей порядка. Присутствовал также депутат Кнессета Юрий Штерн.

Насколько конструктивной оказалась беседа - опишем далее, однако сам факт того, что полиция не может и далее не реагировать на недовольство простых людей, стал возможен благодаря долгой и активной деятельности в этом городе Комитета в защиту демократии и прав репатриантов, который долгие годы в буквальном смысле не сводит с полиции глаз: пишет письма, организовывает депутатские запросы, проводит демонстрации, распространяет информацию в СМИ.
Власти, чувствуя жжение под ногами, долгое время старались пригасить общественное мнение: в прессе распространялась информация о том, что 'народ и полиция - едины', а газета 'Коль Дором' привела слова министра внутренней безопасности, который не исключил, что 'наезд' на полицию - это клевета, специально организуемая русскими политиками, чтобы скопить' политический капитал.
Встречу вели исполнительный директор комитета Владимир Индикт и сотрудник муниципалитета, член Комитета Сергей Баргон. Случай с избиением семьи Рудницких (в том числе - 75-летней женщины) стал наиболее резонансным - но от этого не становятся менее значимыми и другие факты полицейского насилия. Полиция уже 'признает ошибки' - но принести извинения, а уж тем более уволить с работы полицейских, 'превысивших служебные полномочия', пока не готова.
Встреча началась с выступлений граждан, рассказывающих о своих случаях.
Боруха Абрамова били в полицейской машине трое, надев предварительно наручники - за то, что он 'непозволительно' заговорил с полицейскими, попросив их предъявить свои удостоверения - в ответ на требование о проверке документов. Не помогли ни его воинское удостоверение, ни даже удостоверение о том, что он сам является добровольцем полиции. Избили его серьезно - парня доставили в больницу. Светлану Ильинскую заставили подписать в полиции бумаги, смысла которых она не поняла - по ее словам, следователь угрожал ей в противном случае оставить ее в камере. Эльмира Ахмеджанова рассказала, как в момент задержания ее сына его также били полицейские. Когда его доставили в больницу, врачи требовали оставить его там - его здоровью был причинен значительный ущерб, однако полицейские все равно перевели его в камеру. И сейчас полиция препятствует тому, чтобы он был освобожден под домашний арест до суда: Несмотря на то, что решения об этом освобождении приняли один за другим местный, затем окружной суд - полиция подает аппеляции с требованием оставить его за решеткой. Кроме того: социальный работник общался и с дочерью арестанта. Маленькой девочке, по словам ее бабушки, объясняли, что надо говорить, потом подводили к окну, показывали на какой-то автомобиль, и говорили: видишь, там сидят твои новые родители, если скажешь иначе, мы отдадим тебя ей и они каждый день будут тебя бить... Ахмеджанова говорит, что ребенок тогда обмочился от страха...
Александр Шутюк (его были вместе с Рудницкими) напомнил, что когда полиция схватила Игаля Амира, его защищали от расправы со стороны разъяренной толпы - и это правильно, потому что дело полиции - защищать от судов линча, а не устраивать их. Сам Рудницкий сказал, что нынешняя встреча напоминает ему Нюрнбергский процесс, сравнивая присутсвующих полицейских с нацистскими преступниками. Он сказал: 'Не так давно я слышал из прессы, что в Ашкелоне - самая сильная полиция. Я знаю, какая она сильная - подает обвинение против 75-летней женщины, что это она напала на полицейских и избила их! И сейчас этим негодяям платят зарплаты, а мне, ставшему инвалидом из за:, нечем платить за квартиру...
Эйтану Гадаси пришлось немало выслушать за этот вечер - как только его и его сотрудников не назвали: бандитами, фашистами, непрофессионалами, и т.д., и т.п. Накал в зале достиг апофеоза - люди стали кричать с мест. Людей-то понять можно - да вот конструктивного диалога на такой основе построить было невозможно, и Штерн с Индиктом в течении почти четверти часа успокаивали зал, чтобы начальнику полиции хотя бы позволили выступить, ответить на предъявленные обвинения, не перебивая через каждые пять-десять слов.
Эйтан Гадаси в ответном слове сказал: 'случай с Рудницкими уничтожил всю работу по сближению с репатриантами, которую мы проводили до этого. Это действительно было ошибкой. Однако давайте видеть и другие цифры. Вы говорите о трех случаях превышения полномочий, я даже готов предположить, что их было вдвое больше, шесть или семь - но ведь только в том же 2004-м году наша полиция расследовала 793 дела, в котором так или иначе были замешаны русские репатрианты, Я спрашиваю - есть ли где-то идеальные организации, в которых ни один сотрудник никогда не ошибается? Для нас нет разницы, откуда приехал человек, какой он национальности, какого вероисповедания: если завтра еврей, ватик, обидит христианина или мусульманина, мы спрашиваем с него так же строго, как с любого другого.... Не надо рассматривать одиночные случаи как нечто системное!'
Но не статистики, а извинения и наказания непосредственных участников нападений - вот чего ждали все это время люди, извинения, которые бы избавили остальных полицейских, честно выполняющих свой долг, от несения 'коллективного греха'. Но извинений не прозвучало.
Председатель Комитета, адвокат Константин Бойко уже подготовил иск в суд по уголовным делам против 13 полицейских, участвовавших в избиении семьи Рудницких - между тем это должна была сделать сама полиция, и намного раньше. Поэтому пришлось обратиться к Генеральному прокурору с требованием начать уголовное преследование.
Владимир Индикт подчеркнул: ашкелонское отделение полиции - не хуже других, просто Комитет в защиту демократии и прав человека территориально располагается в Ашкелоне, поэтому именно в этом городе действия полиции попали под наиболее жесткий общественный контроль, а жителям элементарно было к кому обратиться. 'В то же время в стране развитой дискриминации, которой, к сожалению, является Израиль, полиция бесчинствует и в других городах - Петах-Тикве, Бат-Яме, Тель-Авиве... Мы будем всеми методами - с помощью 'русских' депутатов Кнессета, акций протеста, писем и судебных исков - добиваться, чтобы полицейские помнили: они стоят на страже закона, а не над законом, и репатрианты из СНГ - такие же полноценные граждане страны, как и все остальные, которые знают и могут отстаивать свои права'.


__________________________________________________
ДАВАЙТЕ ВСЕ ВМЕСТЕ!..

 
  
 


Эти слова из известной застольной песни на идиш приходили в голову многим, кто собрался в этот вечер, 5-го сентября, на площади перед зданием 'Бейт Яд ле-баним' в Ашкелоне. Собравшиеся (около 3000 человек), приехавшие из разных концов Израиля, вызывали уважение к тихой силе убеждений, сумевшей, несмотря на все трудности абсорбции и деструктивную деятельность некоторых 'русских' политиков, заставить отбросить все псевдо-интеллигентские рефлексии и прийти на митинг. Прийти, чтобы поддержать тех, кто пострадал от полицейского произвола, прийти, чтобы выразить солидарность с той борьбой за нашу честь и достоинство, которую ведет Комитет по защите демократии и прав человека.
Именно Комитет и его активисты, такие, как Юрий Замощик, Владимир Индикт, Владимир Сандлер, при поддержке партии 'Исраэль Бейтейну' сумели организовать и сплотить людей, неравнодушных к чужому горю. Людей, которых коробит от оскорбительного отношения не только рядовых полицейских к новым репатриантам, но и от пренебрежения господ начальников полиции различного ранга, позволяющих себе не замечать того, о чем им говорят депутаты кнессета, члены парламентской комиссии.
Именно такая ситуация, когда руководящее полицейское лицо говорит, что гнев депутатов кнессета и их отношение к избиению репатриантов приносят вред Израилю, когда откровенно сливают дешевый компромат на пострадавших, чтобы хоть чем-то оправдать зверскую жестокость подчиненных, переполнила чашу терпения. Тогда и принято было решение о необходимости показать, и недвусмысленно - числом и умением, что нами нельзя помыкать, что вместе мы сила, с которой придется считаться. Нет, на площади перед мэрией Ашкелона собрался не вопящий люмпен, а люди, готовые сознательно и принципиально бороться с ситуацией, при которой наша алия не может быть равной среди равных. Недаром Ивет Либерман, выступая перед собравшимися, напомнил недавний случай, когда при съемках в Афуле пострадал от рук полицейских оператор телевизионного канала и была разбита телекамера. Буквально через пару дней, напомнил Либерман, не дожидаясь окончания разборок в отделе по расследованию деятельности полицейских, был снят с работы начальник полиции и уволены замешанные в инциденте стражи порядка.
 
  
 

Перед трибуной митинга стояли фотографии пострадавших. На них было страшно смотреть. И после этого те, кто зверски избивал Леню Рудницкого, пытаются доказать, что руку в трех местах он сломал, ударив одного из них по лицу?! При этом никто не увидел 'пятен' на мундире, на совести и на чести. Никто не крикнул - прекратите фарс.
 
  
 

Неужели только потому, что речь идет о репатриантах из России, можно не волноваться? Нет. Демонстрация, которая удивительно напомнила бурное время единения вокруг лидеров при создании партии 'Исраэль ба-Алия', показала, что вместе мы сила и общая идея способна сплотить в кулак всех: и Марину Солодкину, и Софу Ландвер, и Юрия Штерна, и Ивета Либермана. Что скрывать? Поначалу, когда возмущение избиением репатриантов выразили практически все, включая главу правительства, когда в зале совещаний полицейского участка Ашкелона собралась выездная парламентская комиссия, казалось, что справедливость может восторжествовать. Но это только казалось, даже несмотря на то, что вместе с репатриантами по морде от полиции получил коренной израильтянин, журналист Ицик Спокойный. Вероятно, не чувствуют в полиции нашу боль и не в состоянии они предъявить себе счет, прислушаться к своей совести.
Поэтому и решено было провести демонстрацию. Демонстрация - это доказательство нашей силы и уверенности. Поддержать борьбу приехали люди из пятнадцати городов, прибыли 'русскоязычные' зам. мэров со всех концов Израиля.
Выступил на митинге и мэр города Ашкелона Рони Маацри. Собравшиеся встретили его настороженно, однако он заявил, что в Ашкелоне подобное больше не повторится.
Не было недостатка в тех, кто выходил к микрофону со словами возмущения и призывами к единению сил. К единству призывали все - и Марина Солодкина, и Юрий Штерн, обещавший довести дело до конца, до наказания виновных. Резюмировал призыв к единству Авигдор Либерман, сказав, что до тех пор, пока мы не будем вместе, нас будут бить. Толпа: да нет, не толпа, а коллектив протестующих нес в руках плакаты со словами возмущения и призывами к солидарности.
Сегодня, когда многие в политике и жизни разбежались по углам, уступая дорожку тем, кто понахрапистей, эта демонстрация, напомнившая середину 90-х, была очень важна. Давайте все вместе:
Митинг принял проект обращения к гражданам.

КОМИТЕТ В ЗАЩИТУ ДЕМОКРАТИИ И ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

____________________________________________________
ЧЕМ СЕРДЦЕ УСПОКОИТСЯ?

Вот и отшумела волна гнева, вызванного бандитским налетом ашкелонских полицейских на семью Рудницких. Прошла мощная демонстрация протеста, на которую собрались представители русскоязычной общины из многих городов страны. Тем представителям полиции, которые были выставлены на охрану
этого общественного мероприятия, было что послушать. И я не стану сейчас повторять слова и воспроизводить ход самой демонстрации. Об этом сказано много, и во многих средствах массовой информации.

Но что дала столь энергичная акция? Организаторы полагают: много! Прежде всего, уже сам тот факт, что в город съехались журналисты почти всех русскоязычных газет, радио и телевидения, что страна, наконец, получила некоторую информацию о том, что собой представляет израильская полиция без грима, говорит о многом. В Ашкелон срочно приехали руководители полиции разных рангов, здесь же работала выездная комиссия Кнессета, возглавляемая депутатом от партии "НДИ" Юрием Штерном. Здесь также были сорваны все маски и приняты довольно энергичные решения, вплоть до того, что прозвучало
требование распустить комиссию по расследованию преступлений полицейских, поскольку эта комиссия занята укрывательством преступлений, а не их разоблачением.
Да и, говорят, сами представители общины поверили в то, что они еще могут за себя постоять. Не даром ведь накануне демонстрации протеста начальник Ашкелонской полиции дважды приглашал к себе депутата горсовета Юрия Замощика, исполнительного директора комитета в защиту демократии и
прав человека Владимира Индикта, предлагали обойтись без демонстрации. Индикт сказал начальнику полиции майору Гадаси:

- Что за вопрос, конечно! Разве мы за то, чтобы раздувать пожар? Давайте так. Вы собираете всех избитых, извиняетесь перед ними за случившееся, наказываете и увольняете всех, кто принимал участие в кровавом шабаше.

Нет, такой расклад начальника не устраивал, уж лучше демонстрация.

Второй раз представителей общественности пригласили уже с участием начальника полицейского округа Лахиш Нисима Мора, вскоре после этого неожиданно взлетевшего на самые большие ступени иерархической лестницы в штабе полиции. Тут полицейские чины пошли на провокацию. Мор протянул бумажки, мол, поглядите, кого вы защищаете! Глянули. Оказалось, что один из избитых когда-то ехал в машине, превысившей скорость, другой пытался
дебоширить в семье: Представляете, ужас какой! Будто закон о неприкосновенности личности распространяется только на тех, кто за всю свою жизнь не выкурил ни одной сигаретки, не выпил ни одной рюмки. А всех остальных можно бить, как угодно! Редактор газеты РИФ Ицик Спокойный выбежал из кабинета, хлопнул дверью, Юрий Замощик кинул бумажки Мора по письменному столу:

- Эти методы, - сказал он, - мы уже проходили! В КГБ.

В общем, не получилось сорвать демонстрацию.

Были и другие попытки помешать ей. Депутат горсовета Софья Бейлина не скрывала своего неудовольствия, общаясь с активистами клуба Жаботинского. Мол, не надо ходить на демонстрацию, она направлена против нашего мэра Рони Маацри и против мэрии. Какие-то люди ходили по хостелям и запугивали
пожилых людей:

- Не ходите, вас там сфотографируют, а потом могут выселить из хостеля и вообще могут строго наказать:

Но люди не испугались, явились все-таки и высказались, кто хотел.

А в помещение центра информации вдруг зачастил Зорий Соколовский, никогда прежде не жаловавший эту организацию своим присутствием. Сидит часами, что-то пишет и помалкивает. Один день, второй, третий. А как раз там готовилась демонстрация. Звонит заместитель мэра города Рами Берти Замощику:

- Вы же знаете, что политикой в центре информации заниматься запрещено!

- А мы и не занимаемся, - ответил депутат.

- Как же, мне только что позвонили:

Подошел Юрий Замощик к Зорию:

- Вам никогда не говорили, что стучать нехорошо?

- Я не стучу, - смутился Соколовский.

- Кто же тогда звонил только что Берти?

Ходили слухи, что этому господину за труды обещали полставки. Дали или нет - пока неизвестно. Скоро увидим.

Вот и на заседании комитета в защиту демократии и прав человека, чуть было не провалили идею проведения демонстрации. Как бы там ни было, демонстрация состоялась. И Индикт, и Замощик говорят о ее несомненной пользе. Я же ближе к пессимизму. Помню, с какой настойчивостью мы вмешались в дело об избиении супругов Кац. Демонстрация протеста состоялась у здания суда, где полиция намеревалась усадить двух пожилых людей за решетку за то, что те напали на шестнадцать полицейских и избили их. Чего мы добились? Полиция отозвала иск. А вот наказать тех, кто усадил г-жу Кац в инвалидную коляску на целых полгода, нам не удалось. Да мало ли было избитых за эти десять лет. И ни один бандит в полицейской форме не ответил за свое преступление.

Тем обиднее читать заметульки депутата горсовета Софьи Бейлиной в газете "Спутник" о том, будто есть какие-то люди, которые якобы пытаются стравить ее с местным населением, что они спят и во сне видят некие свои интересы, а община их не волнует. Она ни словом не обмолвилась о демонстрации, хотя была на ней и, рассказывают, подставляла личико под каждый проходящий объектив, дескать, гляньте, я тоже с народом. Пишет о том, что она пойдет другим путем, как Владимир Ильич. С кем, интересно, г-жа собралась в дальний путь, если вся община понимает сегодня, что честь и достоинство мы можем отстоять, только протестуя против произвола, в том числе и массовыми выходами на демонстрации?

Когда мы пишем: если правительство знает о происходящем и не принимает никаких мер, чтобы пресечь полицейский бандитизм, то оно участвует в избиениях, во всяком случае, молча потворствуют им, редакторы аккуратно вычеркивают эти слова. Когда, выступая по телевидению, Владимир Индикт называл генералов полиции покровителями бандитов, кто-то именно в этот момент заботливо выключает звук, и наш исполнительный директор вещал в эфир беззвучно, как аквариумная рыбка. Я понимаю редакторов и операторов телевидения: они живут в демократической стране, где не может быть ни полицейского террора, ни
бандитов-генералов. Вы посмотрите, как переполошился премьер-министр, узнав о происшествии в Ашкелоне! Нет, не самим актом полицейского бандитизма, а, чтобы, не дай Бог кто-нибудь не подумал, что избиения произошли на этнической основе. А если не на этнической, пусть бьют!
_____________________________________________________


Ударим дубинкой по взаимопониманию и разгильдяйству:

(Газета РИФ. Выпуск ? 80 от 30.07.04)

О том, что долги платить надо, никто не спорит. То, что в Израиле принято иногда забирать из дома бытовую технику за неуплату долгов, это тоже дело знакомое. Конечно, не платить телевизионный налог, это, наверное, разгильдяйство, и судебные исполнители суда по мелким искам при поддержке полиции забирают из домов самого близкого родственника - Телевизор.
Вот и на этой неделе в Ашкелоне произошла такая банальность. Только закончилась она как-то не совсем учтиво. Я вышел из дома на крик соседей и увидел, как плотная толпа полицейских избивает моих соседей - людей спокойных, на которых никогда никаких жалоб от соседей не поступало. Избивали зверски, и когда я обратился к одному из полицейских объяснить причину столь жестокого обращения, то страж порядка спросил по только ему понятной логике: 'А ты кто?' - 'Журналист', - послушно ответил я и получил умелый удар в челюсть.
15-20 полицейских избивали граждан в кровь и даже мешали друг другу, так как их было слишком много. Но принять участие в акте возмездия хотелось всем. Отстающих не было, и достаточно высокого звания офицер руководил операцией, не обременяя себя задачей успокоить своих подчиненных, которые на его глазах почти доистребили в себе все человеческое.
Мои соседи - новые репатрианты. Моя фамилия Спокойный, и я блондин, может, это как-то подтолкнуло руку копа? Молодая полицейская толкнула мать пострадавшего мужчины, женщина упала на землю, полицейские ногами избивали ее сына и семидесятилетнего мужа, опрокинув его на дорогу. Бурые пятна крови пестрели на мостовой, как после теракта.
Я хозяин и редактор русскоязычной газеты. Неоднократно ко мне обращались горожане и пересказывали истории о том, как неадекватно в нашей полиции относятся к новым репатриантам. Я всегда с легким недоверием относился к этим байкам и, не проверив, не печатал. Сегодня я на себе почувствовал, что проблема существует, и очень злободневная проблема. Что не случилось бы такого побоища (пострадавшие граждане Ашкелона госпитализированы с серьезными травмами), если бы речь шла не о новых репатриантах из России.
Избитых в кровь людей забрали в полицию и больше часа не разрешали отвезти их в больницу. У пожилой матери пострадавшего, находившейся в полуобморочном состоянии, требовали дачи показаний и не отправляли в приемный покой. В больницу пострадавших отвезли только после того, как с начальником полиции Эйтаном Гадаси переговорили я, депутат горсовета Юрий Замощик и председатель Комитета в защиту демократии и прав человека Владимир Индикт.
По версии Эйтана Гадаси, судебные исполнители пришли забирать телевизор в сопровождении двух полицейских, и когда аппарат был уже в машине, якобы хозяин 'ящика' кинулся его отнимать и напал на полицейского, нанеся ему травму. Тогда полицейские вызвали подкрепление, и к дому в Неве Адариме съехались чуть ли не все патрульные машины.
Началось что-то страшное. Я не забуду этого, наверное, до конца жизни. Это было жестоко и отвратительно. Неужели полицейский должен потерять человеческий облик, чтобы водворить порядок!?
Буквально накануне случившегося руководство полиции города встречалось с депутатом кнессета Мариной Солодкиной и депутатом горсовета Ашкелона Ицхаком Эрманом. Разговор был приятный (как сказал г-н Гадаси) и взаимополезный, было отмечено резкое снижение инцидентов между полицией и 'русскими', наметились сияющие перспективы. И вот на тебе. Смотреть на избитых людей было страшно, мне не давали сфотографировать побои, их охраняли, хотя было понятно, что в таком состоянии они уже не убегут.
Любовь убивает привычка. Если бы такое случилось со старожилами, то на месте столкновения было бы уже в тот же вечер тесно от журналистов. На демонстрации, организованной нами возле места происшествия, состоявшейся на следующий день, журналистской толкучки не было, да и людей не бог весть сколько собралось. Мэрию Ашкелона, которая обязана заботиться о жителях, на чьи налоги она существует, представлял помощник мэра Рами Берти. Он не выступил перед взволнованными жителями, которые поднимали плакаты против полицейского произвола и кричали дружно: 'Полицейское государство'. Зато выступили члены горсовета Софа Бейлина, Ицик Эрман и Юрий Замощик, которые, несмотря на свою принадлежность к коалиции и оппозиции, дружно выступили против произвола полиции. От имени Федерации новых репатриантов выступила Софа Ландвер, свое отношение к случившемуся высказала Марина Солодкина. Они обещали не дать спустить это дело на тормозах.
Полиция тоже присутствовала. Стражи порядка подъехали на машине без опознавательных знаков и стали снимать демонстрантов скрытой камерой. А может, это не полицейские были? Но зато подъехала еще парочка в гражданском и попыталась арестовать молодого манифестанта. Толпа во главе с депутатами отбила парня, и полицейские (переодетые) ретировались.
Мне кажется, что полиция должна предъявить себе суровый счет. Виновные в зверском избиении должны быть наказаны.
Кстати, и версия о нападении на полицейского выглядит хлипко, так как травма у него - от удара металлическим предметом, и очевидцы говорят, что коп заработал ее по неряшливости (вот оно): он с трудом вытаскивал наручники из тесных модных джинсов, рука сорвалась, и он сам нанес себе удар. Но не себя же за это наказывать, если напротив него 'русский' стоит!
Сегодня мне понятны претензии новых репатриантов к полиции, хотя я сабра, сын родителей, чудом уцелевших в Катастрофе европейского еврейства, не умеющий говорить на русском, защищавший эту страну.
Понимаю!


И. Спокойный
________________________________________________________
Отклик.

АШКЕЛОНСКОЕ ПОБОИЩЕ

Господа! Я не открою вам секрет, что государство Израиль особой популярностью в Украине не пользуется. Не у евреев, конечно, а у украинцев, русских, греков, татар и так далее. А в израильско-палестинском конфликте граждане Украины зачастую принимают арабскую сторону. Происходит это не только из-за традиционного антисемитизма, которого, кстати, в стране становится все меньше и меньше, а из-за того, что арабские страны и арабские СМИ уделяю огромное значение антиизраильской пропаганде. Что же касается произральской пропаганды, то на нее представители моей исторической родины жалеют потратить лишнюю гривну, не говоря уже о шекеле и долларе.

Со своей стороны, мы, живущие в Украине евреи, как нам это ни трудно, пытаемся защитить Израиль, разъяснить его правое дело, показать справедливость и законность той борьбы, которую он ведет против палестинских террористов. До сих пор такую активную позицию занимал и я. Но когда я узнал, что произошло в Ашкелоне, а среди потерпевших оказались и мои близкие родственники, родная сестра Аня и ее муж Саша Шутюк, во мне что-то надломилось.

Я всегда считал нас, евреев, цивилизованными людьми, а Израиль - цивилизованным государством. И вдруг такое. Откуда у еврейских полицейских фашистские наклонности? Или в Израиле наряду с Торой действует принцип: "бей своих, чтоб чужие боялись"? Где ваша "демократическая" пресса? Что это за деление общества на "своих" и "чужих"? Если в государстве действует двойная мораль, в таком государстве жить нельзя. Во всяком случае, я бы своим знакомым не советовал менять место жительства.

И я не стал бы делать таких выводов по одному только случаю, пусть даже произошедшему с моими близкими. Но, как написано в статье, такие случаи многочисленные. Не хочу вмешиваться в дела другого государства, но, на мой взгляд, общественность, население, и не только русскоязычное население, после этого случая в Ашкелоне должны встать на дыбы. Полицейские, безусловно, обязаны поддерживать порядок в государстве, но не творить произвол. Не знаю, по каким качествам принимают в полицию Израиля. Если только по "звериным", то мне жаль мою историческую Родину.

Виновные в превышении власти, в нарушении прав человека несут ответственность во всех демократических странах. Надеюсь, такое произойдет и в Израиле, и виновные за "ашкелонское побоище" будут наказаны. А если нет, то мне, еврею, гражданину Украины будет стыдно. А вам?

Игорь ШПАРБЕР, шеф-редактор бюро журналистских расследований "Антикоррупционный форум", Донецк, Украина.

_________________________________________________
Расизму и полицейскому произволу нет места в демократическом государстве


Депутат кнессета Игаль Ясинов (Шинуй) обратился к председателям комиссий кнессета по алие и внутренним делам с просьбой немедленно созвать внеочередное совместное заседание комиссий для обсуждения расистских действий полиции и судебных исполнителей в Ашкелоне. Полицейские, набросившиеся с дубинками на беззащитных стариков, плохо владеющих ивритом, должны быть привлечены к ответственности, а дело необходимо срочно передать на расследование в МАХАШ - отдел по борьбе с преступлениями полицейских.

'Невооруженным глазом видно, что нежелание полицейских и судебных исполнителей вникать в суть дела объясняется сугубо расистскими мотивами, которым нет места в демократическом государстве', - подчеркнул депутат Ясинов.

'Я направил депутатские запросы в министерства юстиции и внутренней безопасности, в которых потребовал скрупулезного расследования фактов необоснованного применения силы и полицейского произвола в отношении репатриантов', - добавил Игаль Ясинов.



01.08.2004
________________________________________________
"Наших бьют!"
Обновлено 02.08 21:54

Лазарь Данович
Газета "Глобус"
02 августа 2004
Нет ничего провокационнее клича: "Наших бьют!" Если пострадавшие "из нашенских", стало быть, напали "ихние"? В ситуации, когда новых репатриантов лупит полиция, очень трудно разобраться, кто есть кто. Полиция, она ведь тоже наша, верно? Не гондурасская, не северокорейская, не туркменская и даже не марокканская, а израильская. И граждане тоже наши - не зимбабвийцы, не новозеландцы, не японцы и даже не россияне, а израильтяне, платящие налоги и эту самую полицию содержащие. Выходит, свои получают от своих за свои же деньги?

Так-то оно так... Но спросите у любого израильского полицейского (горстку новых репатриантов, с помпой принятых в последние годы на работу в полицию, пока исключим), считает ли он олим-90-х в полном смысле слова "своими"? Служивый в лучшем случае смутится и промолчит. Но в глазах его будет недоумение: "Какие еще свои?! Они же "русские"!" Для него и его начальства алия была, есть и будет Землей Санникова - далекой, загадочной и опасной. Полицейский наряд с большей охотой отправится по вызову или наводке в наркоманский притон, на лежбище конченных люмпенов, в подпольный игорный клуб, только бы не в "олимовский" район. Ведь на "малинах" и "хазах" - как-никак местные, свои, можно сказать, родные. С ними все давно ясно.

А эти "русские" - черт их разберет, кто они, чего лопочут, как с ними обращаться?.. Полицейский же так устроен, что, когда у него что-то недопонимает голова, то в ход идут руки. Особенно в тех случаях, когда полиции приходится заниматься не своим делом.

...Кто бы мог подумать, что такое благо цивилизации, как телевидение, станет в Израиле причиной незатухающего этнического конфликта? Подчеркну, не экономического, а именно этнического. Правительство (тоже наше, не занзибарское) ввело когда-то налог на пользование телевизором. Этот закон - одно из ярчайших проявлений израильского социалистического кумовства.

Государственным телеканалам нужны деньги, но достаточно зарабатывать на рекламе, как это делают их коллеги-частники, они не хотят или не умеют. Куда как проще уговорить "своих" в правительстве и Кнессете - в обмен на лояльность, разумеется! - обложить граждан дополнительным налогом и получать барыши "на халяву".

Так и появился сбор за пользование телевизионным приемником. Причем для мытарей неважно, смотрит ли зритель общеизраильские сетевые каналы или пользуется платными - кабельным или спутниковым - путями приема сигнала. Ну это все равно, что ввести налог на холодильник, тостер или электрогрелку, а вырученные средства переводить "Хеврат хашмаль" - в дополнение к обязательной оплате электроэнергии.

Война с "телевизионным налогом" ведется давно, за его отмену борются многие депутаты Кнессета, но толку от этого пока нет.

Зато санкции к упрямым неплательщикам "аграт телевизия" применяются последовательно и безжалостно. Одно из таких наказаний - конфискация частной собственности, то есть телевизионного приемника. Проводить изъятие поручено службе судебных исполнителей, но чаще всего этим занимается полиция.

"Русские" зрители, особенно люди пожилые, не освоившие иврит, смотрят "кабель" или "спутник" на понятном им языке и даже не могут точно сказать, на каких кнопках находятся израильские телеканалы. Судите их за это, хоть казните, но они не могут постичь, за что еще должны платить. Вот к ним в один прекрасный день и является вооруженный полицейский наряд, дабы выволочь из квартир телевизоры и восстановить в стране законность и порядок.

Тут и проходит настоящая "линия фронта" между здоровыми и крепкими израильскими "шотерами" и олимовскими стариками и старухами. Побеждает молодость и сила.

Торжествует закон в его полицейском прочтении: дубинки, наручники, синяки, ушибы, переломы. А потом - возбуждение уголовного дела... "за избиение полицейского при исполнении..." Места, отведенного для этой статьи, не хватило бы для перечисления конфликтов, возникших в разных городах страны именно на почве "телевизионного налога". Вот лишь самый свежий пример.

30 июля 2004 года, придя в квартиру репатриантов, для того чтобы изъять телевизор за неуплату телевизионного налога, полицейские грубо толкнули старушку, отрывшую им дверь, а потом начали избивать всех, кто пытался выяснить, что случилось, и защитить от "физического воздействия" пожилого человека.

В результате действий полиции, одержавшей полную победу над гражданами, несколько человек оказались жестоко избитыми, некоторых отвезли в больницу с переломами. Большинство из пострадавших, как водится, были русскоязычными репатриантами, но досталось и нескольким сабрам (среди них оказался редактор и хозяин местной газеты, пытавшийся выяснить, что происходит, дабы не давать повода досужим писакам говорить о дискриминации). Молодец, коллега, но пострадал он зазря. Одна свидетельница рассказала, что своими глазами видела, как один из полицейских сам нанес себе удар наручниками по голове. И в больницу он наверняка бежал впереди собственной тени и пострадавших. Теперь жди обвинения в нанесении "менее тяжких телесных повреждений".

По этому поводу председатель партии "Демократический выбор", депутат Кнессета Роман Бронфман направил письмо недавно назначенному генеральному инспектору полиции Моше Каради с требованием разобраться в случившемся и не только наказать виновных, но и положить конец неадекватному применению силы по отношению к мирным гражданам. Протестующих поддержала депутат Кнессета Марина Солодкина. Она напомнила, что девять лет назад точно при таких обстоятельствах пострадала семья Кац, и понадобилось немало времени, чтобы отвести от них нелепое обвинение в "избиении работников полиции".

И снова дело было в Ашкелоне, поэтому даю, как говорится, рупь за сто, что и на этот раз никакого разбирательства не последует. Ашкелон, город чуть ли не наполовину населенный выходцами из стран СНГ, - признанный лидер в позорном соревновании под девизом: "Дай русскому по башке!" Здесь пять лет тому назад убили солдата Яна Шапшовича. И пал он не от руки палестинского террориста, а был зарезан доморощенным ублюдком, коренным жителем Ашкелона. Убили парня за то, что, сидя со своим братом-близнецом и друзьями в кафе "Иоланда", он позволил себе разговаривать с ними по-русски. (Кстати, теперь в эту забегаловку русскоязычных горожан и гостей Ашкелона хозяева просто-напросто не впускают.)

Кровавое злодеяние, оборвавшее жизнь Яна, вызвало большой общественный резонанс, и все надеялись, что уж теперь-то грязные расисты будут названы и понесут заслуженное наказание. К сожалению, этого не произошло: у убитого не оказалось... убийцы.

Правда, стало известно, что кое-кто из подозреваемых в преступлении имел когда-то прямое отношение к ашкелонской полиции...

Отмыться от "дела Шапшовича" ашкелонским "стражам правопорядка" и вообще "законникам" юга страны не удастся, наверное, никогда. Ибо в нем во всей неприкрытости проявилось отношение к "своим" и "чужим".

За убийство "чужого" солдата Армии обороны Израиля пришлось бы на долгие годы усадить за решетку целый клан "своих" головорезов. В приморском "райцентре", который и городом-то стал исключительно в годы Большой алии, такое не принято. Здесь раньше, до приезда "русских", все знали всех, большая часть горожан были родственниками или свойственниками. Они ими и остались, просто жить за счет олим стали побогаче. Вот и полиция, как была, так и продолжает быть "родной дочерью" прежнего Ашкелона. А родня она на то и родня, чтобы выручать...

В начале года, когда в Ашкелоне сменилось полицейское руководство, Эйтан Гадасси, новый начальник городской полиции, выступил с докладом на заседании горсовета. Доклад был посвящен криминогенной обстановке в городе.

Тогда "русские" депутаты обратили внимание нового начальника на то, что в ряде случаев в полиции отказываются принимать жалобы от новых репатриантов. Может, это улучшает статистику, подчеркнули депутаты, но не обстановку в городе. Есть свидетели того, добавил они, что полицейские оскорбляли новых репатриантов, говоря им: "Убирайтесь обратно в свою Россию!" Новый полицмейстер обещал разобраться и принять меры.

Меры, судя по всему, приняты были. Насчет их действенности можно поинтересоваться у лежащих сегодня с переломанными костями участников конфликта с полицией, датированного 30 июля 2004 года. Не значит ли это, что новый начальник справляется со своими обязанностями не лучше своего предшественника?

Помнится, даже в недемократическом Советском Союзе с полковников милиции снимали погоны за подобные скандалы. Но правда, там и города были побольше, и семьи не такие разветвленные...

А теперь несколько слов для тех, кто возмущается и "делает круглые глаза" при каждом сообщении о полицейском произволе. Скажите, кто там, на нашей "доисторической", шел на рядовые милицейские должности?

"Дембеля", которым не хотелось возвращаться в свои глухие деревни или аулы. "Лимита", намаявшаяся на заводах и в общежитиях. Встречались, правда, и идеалисты, которые с детства мечтали о карьере Дяди Степы, да ребята, зарабатывавшие стаж для поступления на юрфаки, но таковых приходилось по одному на многие сотни. Зато куда как чаще попадались латентные садисты, которым только в советской милиции удавалось удовлетворять свою извращенную натуру.

"Рожденная революцией" избавлялась от них неохотно: такие, что называется, "службу знали". Впрочем, зачем я все это вам напоминаю? Вы и без меня помните, да и сейчас российское телевидение смотрите. Кого российские менты - мордой в асфальт, "фейсом об тейбл"? "Чурок", "кавказцев", короче, "чужих".

Так с чего же вы взяли, что в израильской полиции не может быть ничего подобного? Ах, соплеменники? Да полно вам... Здесь ведь рядовых тоже не из института благородных девиц и не из кружка любителей античной поэзии набирают. В свое время именно ашкеназский зажим, тот же расизм под "братским" соусом, не позволявший подняться молодым выходцам из восточных общин, рекрутировал в полицию.

Сегодня многие из них стали полковниками и генералами, но вряд ли окончательно забыли годы юности. И в кадровой политике они придерживаются все тех же, внушенных им когда-то норм. Поэтому, когда их нынешние подчиненные идут наводить порядок к олим, это значит для большинства из них - разобраться с "чужими". И газетно-депутатский вопль: "Наших бьют!" пока просто сотрясание душного приморского воздуха.

"Где выход?" - спросите вы. Я его - при нынешней полиции не вижу. Пусть вырастет новое поколение, воспитанное не на обидах отцов, не на общинной неприязни, не на клановой поруке, а на желании содержать наш общий дом в чистоте и порядке. И пусть оно придет в израильскую полицию. Надежда на это есть, и хорошо бы ускорить этот процесс, без обиняков указывая, какого сорта людям сегодня позволяют носить полицейскую форму.
_______________________________________________________

Леонид Луцкий Газета Глобус 02 августа 2004

На чужой сенсации делать тираж некрасиво. Молодцы ребята с RTVi, оказались в нужное время в нужном месте и сняли страшный по своей наглядности сюжет об очередной олимовской трагедии в Ашкелоне. Полицией избиты люди - старики, инвалиды; дети заработали страшный шок и боятся выходить на улицу. Все это вы видели своим глазами в передаче Израиль за неделю и, наверное, как и я, содрогнулись от ужаса. Наверное, было бы достаточно и одной очень правильной статьи моего коллеги Лазаря Дановича, свидетельствующей об абсолютной поддержке газетой Глобус гражданской позиции RTVi.
Но этот скандал (а потому я, как говорится, в теме) не стал достоянием широкой общественности, его не показали коренным израильтянам, и на то есть немало причин.
В отличие от откровенно-гэбешной напраслины Константина Капитонова, били не православных, а новых репатриантов, и кровь лилась ручьем безо всякого предварительного ее анализа. У нас смертельно боятся межобщинных разборок, и страх этот всегда работает в одну сторону - в защиту марокканской общины. Она, нынче из самых многочисленных, видите ли, у нас самая угнетенная и обиженная, дискриминируемая. На этой игре давно поднаторели не только шасовские политиканы, но и отдельные горлохваты из Ликуда и даже Аводы. Они мне напоминают нищих на паперти, старательно раздирающих поутру ногтями язву-кормилицу.
Об ашкелонской трагедии мы не прочтем в Едиот ахронот и в Маариве, ее не покажет ни второй израильский, ни тем более первый каналы. Потому что телевизионный налог позволяет безбедно существовать многочисленным чиновникам нашего гостелерадио. Применительно к русским, у которых поголовно НОТ и YES, налицо беззастенчиво-наглое двойное налогообложение, ведь кабельные и спутниковые компании благодаря нам свои налоги уже заплатили. Для значительной категории русскоязычных (а они не смотрят первый израильский канал) русскоязычное телевидение - окно в мир, и этот позорный налог подобен наглухо закрытой форточке.
Мне обещал его отменить Нетаниягу, мне обещал его отменить Либерман, и, как водится, обманули. Одно дело - пребывать в оппозиции, другое - у власти. И только Томи Лапид, длительное время возглавлявший израильское ТВ, высказался категорически против лишения бывших коллег привычной и сытой кормушки. Поэтому не ждите от Игаля Ясинова гневных коммуникатов на эту тему.
Я абсолютно убежден, что политик, категорически заявивший о своей решимости отменить телевизионный налог, для которого этот пункт программы будет принципиальным условием его деятельности в составе правительства, как для Шинуя - ряд антиклерикальных постулатов, возьмет подавляющее большинство голосов русской улицы. А сейчас стоит добавить ему еще один пункт, чтобы избиратели на руках просто внесли в Кнессет, безо всяких усилий со стороны самого кандидата.
Пункт простой, как мычание - цивилизовать телерекламу. Не знаю как вы, дорогие телезрители, но в мой семье этот орущий ящик - постоянное яблоко раздора, или ящик Пандорры, как вам больше нравится. Люблю, когда домашние улягутся, тихонько включить телевизор.
Смотрю себе, никому не мешаю, - и вдруг безо всякого предупреждения врубают рекламу про вашу шкiру, и лопаются не только барабанные перепонки, но вся шкiра. Пробовал приспособить наушники, задремал было - оборвал с перепугу провод. Купил дорогие, беспроводные, дня три попользовался, чувствую - глохну.
Редкие садисты придумали музыкальную заставку страховой компании AIG - кто-нибудь удосужился подсчитать децибелы? Почему этот вопрос не волнует ни общество потребителей, ни органы здравоохранения?
Взрослый от этого внезапного ора может запросто получить инфаркт, ребенок - на всю жизнь остаться заикой. Что же касается частоты повтора одной и той же рекламы, то и здесь полагалось бы иметь элементарную совесть: не мог бы Сема поменьше удивляться грандиозному мероприятию, молодой энергичный доктор поменьше шастать со своей холерой - аппаратом для космонавтов по домам, гундосая мамаша с Брайтона пиарить своего великовозрастного недоросля - пластического хирурга.
Отдельное спасибо американским страховым агентам, адвокатам, немецким издателям и их Не скучай, Не болей, Не тошни. Лютая идиосинкразия у меня на эластичные ягодицы, целлюлит, магнитные браслеты, хула-хуп с пультом, американские кабаки с паркингами и ленд-лорды с билдингами.
Помойным ушатом обрушиваются на наши головы эпитеты из киркоровского лексикона: блестящий, шикарный. Это пародия на русский язык, носителем которого в результате мутации стали одесские безграмотные цеховики и продавцы с Привоза. С легкой руки Лени Голубкова пропагандируются самые отвратительные человеческие качества - зависть, жадность, глупость, бестактность и хамство. Искореженные ненавистью лица, вечно поджатые губки тещеньки, страдальческие гримасы жены по поводу недотепы-мужа...
Мы не можем остановить этот поток отрицательной энергии и дурновкусия, но вправе законодательно ограничить частоту прихода всех этих непрошеных гостей.
А прецедент есть: кстати, первый российский канал (не международная его версия) был оштрафован именно за непозволительный уровень громкости и недопустимую частоту демонстрации одной и той же рекламы.Наши политики тратят во время выборов бешеные деньги на собственную раскрутку, приглашают дорогостоящих консультантов вроде Моти Мореля. Ребята, я вам электорат привел, всю русскую улицу, никому не нужно?
Мнения авторов статей, публикуемых в этом разделе, могут не совпадать с мнением редакции Курсор-Инфо

Первоисточник: cursorinfo.co.il '
______________________________________________________

ОБМЕН УДАРАМИ МЕЖДУ ПОЛИЦЕЙСКИМИ И РЕПАТРИАНТАМИ НА ФОНЕ ПОПЫТКИ СУДЕБНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ ОТОБРАТЬ ТЕЛЕВИЗОР
(Михаль Арашко. Газета "Скуп, 06.08.04)

Трое ашкелонцев и один полицейский обратились в прошлый викэнд за медицинской помощью в больницу Барзилай после боевой схватки, когда судебные приставы прибыли в микрорайон Неве Адарим забрать телевизор должника. Жители оказали сопротивление и была вызвана полиция. По словам жителей, проявили по отношению к ним вопиющую жестокость, однако, в полиции говорят, что речь идет о том, что полицейским грубо мешали выполнять служебные обязанности.
Все началось в прошлый четверг в полдень, когда судебные приставы прибыли к жительнице района арестовывать телевизор. Женщина сопротивлялась этому, и приставы были вынуждены прибегнуть к помощи полиции.
Трое полицейских проверили и подтвердили законность судебного решения и стали помогать производить арест телевизора. По словам начальника ашкелонской полиции подполковника Эйтана Гадаси, сын женщины, которого вызвали на место, ударил одного из полицейских кулаком так, что рассек ему лицо и пришлось накладывать швы.
На место стычки устремились многие жители, ставшие свидетелями массового побоища. Муж женщины,в доме которой производили арест, также спустился вниз и стал нападать на полицейских. Подвергшийся нападению полицейский вызвал подкрепление, и на место событий прибыло несколько патрульных машин с более чем десятью полицейскими. Когда полицейские попытались задержать отца и сына, те куда-то исчезли, однако появились другие жители, начавшие воевать с полицейскими, обзывать и бить их. В конце концов полицейские одержали верх над нападавшими и задержали отца и сына для расследования.
Семья, у которой судебные приставы отбирали телевизор, представляют другую версию событий. По словам жены нападавшего сына, все началось не из-за телевизора, а из-за штрафа за автостоянку, который получил ее муж и не успел оплатить. Из-за этого судебные приставы решили забрать мамин телевизор.
По ее словам, полицейские пытались силой вынести телевизор из квартиры, а родители, которые не понимают иврит, не поняли суть происходящего. Судебные приставы вызвали полицию, а родители в то же время вызвали сына Леонида, который приехал и пытался уладить проблему. Когда Леонид прибыл, он увидел полицейских, толкающих его маму и та падает на землю. Он обратился к полицейским спросить, что происходит, в ответ, по его словам, те стали атаковать его и даже сломали ему руку. Отец пытался заступиться за сына, но тут же на него посыпались удары полицейских по всему телу. В итоге отца и сына арестовали и повезли в полицейский участок, вместо того, чтобы доставить их в больницу. Родственники подчеркивают, что с их стороны не было агрессии, а все началось из-за одного большого недоразумения, непонимания и незнания языка.
Свидетели произошедшего пытаются придать событию расистскую окраску.
"Факт, что жители района - репатрианы из России - послужил поводом насилия по отношению к нам", - сказал один из жителей. "Существует длинная история беспредела ашкелонской полиции по отношению к репатриантам из России. Такого бы не случилось в другом районе"
Ицик Спокойный, редактор газеты, выходящей на русском языке, и житель района, заявил, что в жизни не видел такого кошмара. "Я услышал крики и, когда подошел к окну, увидел мужчину, распростертого на земле и четырех полицейских, избивающих его ногами и кулаками. Потом они подняли его и потащили к подъезду дома, продолжая избивать. Я спустился вниз и видел, как полицейские жесточайшим образом избивают людей под аккомпанимент оскорблений и ругательств в их сторону. Видел также раненую пожилую женщину, лежащую на тротуаре, и возле нее еще одного пожилого человека, сжавшегося под ударами. Это было ужасное зрелище, напомимнающее насилие полиции Нью Йорка против черных. Один из полицейских потребовал от меня отойти, я ответил, что я журналист. Он накричал на меня и попросту двинул мне кулаком в лицо. Подобной жестокости я не видел, и это ужасно, что так наше государство относится к своим гражданам".
Подполковник Гадаси подтверждает, что задержание отца и сына сопровождалось насилием из-за факта применения силы против полицейских внутри разгневанной толпы. Он добавил, что речь идет о проишествии, когда полицейские подверглись нападению при исполнении служебных обязанностей. По его словам, многие граждане пытались препятствовать аресту и атмосфера накалялась каждую минуту. "Все произошедшее выглядет неприглядно, если его рассматривать исключительно с точки зрения граждан. Однако надо помнить, что речь идет о событии, в котором полицейские подверглись нападению и это не впервые.
Тот, кто нападает обязан знать, что преступает закон"
Подполковник Гадаси подтвердил, что двое были отпущены домой после расследования в полиции, однако полиция намерена подать против них обвинительное заключение.
Прессекретарь ашкелонской полиции Михаль Хаим передает, что жалобы горожан по поводу неадекватного применения силы полиции, а также жалоба отца и сына на избиения переданы на расследование в спецотдел.
Она добавляет, что подполковник Гадаси намерен встретиться с жителями района совместно с офицерами полиции, чтобы услышать об ощщушениях дискриминации. "Будет организована серия встреч для наведения моста между чувствами горожан и происходящем в районе. Организованный диалог поможет, мы надеемся, поставить точку в этом тяжелом деле" - заключила М. Хаим.
________________________________________________
Депутат Ясинов: 'Необходимо покончить с проявлениями расизма'
Обновлено 11.08 08:10
11 августа на встрече главы правительства с комиссией кнессета по алие и абсорбции, депутат Игаль Ясинов (Шинуй) передаст Ариэлю Шарону письмо, в котором он требует, в связи с участившимися случаями проявлений расизма по отношению к выходцам из СНГ, принять все возможные меры для привлечения к ответственности государственных чиновников и должностных лиц, позволивших себе расистские выходки. Приводим полный текст письма:

Господину Ариэлю Шарону,
Премьер-министру Израиля

Господин премьер-министр!

В последнее время в Израиле участились проявления расизма по отношению к выходцам из СНГ со стороны государственных чиновников и должностных лиц.

В статье Даниэля Бен-Симона 'Совсем как в Димоне', опубликованной газетой 'Гаарец' 28.7.2004, приведены расистские высказывания мэра Арада Моти Бриля, направленные против репатриантов. По его словам, главной причиной снижения уровня жизни в городе и оттока жителей в другие районы страны стало большое количество русскоязычных граждан, поселившихся в Араде за последнее десятилетие. Высказывания Моти Бриля являются проявлением расовой нетерпимости и неприкрытым подстрекательством к междобщинной ненависти.

Кроме того, как стало известно из передачи 'Обратный отсчет', продемонстрированной по девятому каналу 29.7.2004, судебные исполнители и полиция Ашкелона прибегли к неоправданному применению физической силы по отношению к репатриантам, среди которых были женщины и старики. Побои сопровождались выкриками откровенно расистского содержания.

Я обращаюсь к Вам с просьбой применить все имеющиеся в Вашем распоряжении средства для привлечения к ответственности расистов и подстрекателей, которые в такое непростое для страны время провоцируют раскол в обществе и дискриминируют в глазах граждан государство, которое представляют.

С уважением,

депутат Игаль Ясинов
____________________________________________________