Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Переворот в израильском руководстве Конгресса русскоязычного еврейства
 
Несколько дней назад драматические изменения произошли в израильском офисе Всемирного Конгресса русскоязычного еврейства (ВКРЕ). По сути российские и американские представители этой организации организовали путч, сместили прежнее руководство и вместо него выбрали абсолютно случайных людей, которые еще вчера даже не знали о существовании Конгресса.
С 2002 году, когда на съезде в Москве была образована эта организация, ее израильский офис возглавляла бывшая любовница Авигдора Либермана Юлия Каплан, а в израильскую структуру Координационного Совета (КС) ВКРЕ входили ставленники лидера НДИ Шмуэль Азарх, Владимир Дубон, Алла Прайсман, Эфраим Баух, Евгения Сукконик и Роза Финкельберг.
Около года назад из КС были практически изгнаны, лишившееся политической 'крыши' представители уже несуществующей 'Исраэль ба-Алия' - Анатолий Дубижанский, Давид Шехтер и Бецалель Шифф. Примерно тогда же Эфраим Баух 'добровольно' уступил свое место Михаилу Шнеерсону (главе компании 'Доктор Нона'), который и стал председателем КС. Отношения последнего с московским руководством не сложились, и поэтому он практически сразу самоустранился от работы и не стал спонсировать деятельность израильского офиса. Попытки Юлии Каплан и Шмуэля Азарха найти хоть каких-то спонсоров также ни к чему не привели, т.к. предъявить потенциальным донорам им было нечего.
Израильский офис Конгресса практически бездействовал, занимаясь в основном интригами и обслуживанием американского и российского руководства ВКРЕ, чьи представители довольно часто посещали Израиль. Такое странное понимание своей миссии и стало формальной причиной для изгнания Каплан и Азарха. Постоянный дефицит бюджета, подозрения в растратах и неэффективное использование средств, это то, что было вменено им в вину на закрытых совещаниях директората ВКРЕ. Гендиректор Конгресса Валерий Энгель до последнего отстаивал в принципе устраивавшую его Юлию Каплан. Но он был вынужден отступить под напором руководителей американского Форума ВКРЕ Леонида Барда и Михаила Немировского, а также председателя попечительского совета Владимира Штернфельда, которые понимали, что кризис израильской составляющей в итоге приведет к крушению всей организации.
При этом ни одна из фигур в руководстве Конгресса не желает мириться с тем, что израильский офис, по сути, является иждивенцем. Он не в состоянии самостоятельно мобилизовать средства, и существует на субсидии из Москвы, ежегодно достигающие около полумиллиона долларов. Зарубежные представители ВКРЕ считают, что деньги для израильских функционеров должны собираться в Израиле, где проживает немало русскоязычных олигархов.
Поэтому
'кадровая рокировка' была предсказуема, а вот какой ей быть, по-прежнему, решал Валерий Энгель. Как и во время создания ВКРЕ он успешно реализовал схему, при которой все реальные полномочия оказались сконцентрированы в его руках.
Когда Конгресс только формировался, именно Энгель был автором хитроумной структуры, которая привела к децентрализации ВКРЕ на представительском уровне, и жесткой вертикали на административном. Почти пять лет понадобилось региональным отделениям, чтобы добиться хоть какого-то влияния на процессы, происходящие за закрытыми дверями московского офиса, где гораздо внимательнее относятся к намекам из Кремля и указаниям из синагоги в Марьиной Рощи, нежели к проблемам мирового русскоязычного еврейства.
Желание Валерия Энгеля, раввина Берл Лазара и Льва Леваева (главы ФЕОРа, высшими функционерами которого и являются Энгель и Лазар) сохранить израильский филиал ВКРЕ полностью управляемым, с минимальным влиянием, и привели к тому, что вновь была избрана модель 'Ноев ковчег'. Это когда в новую структуру собирают всех, по принципу каждой 'твари по паре'. Выгоды для центрального руководства очевидны. Пока все эти персонажи найдут общий язык (если вообще), пройдут месяцы, если не годы, а там уже и новых людей подбирать придется. Не менее важно, чтобы возможности найти финансирование у новоизбранных 'руководителей' были нулевые, и это гарантирует их постоянную зависимость от Центра.
Руководствуясь подобными критериями, Энгель подбирал новое руководство для израильского филиала. Председателем Координационного совета стал Юлий Кошаровский, человек который никогда ничем реально не руководил, а все его политические проекты непременно заканчивались ничем. Пост заместителя получил глава Объединения выходцев из Белоруссии Михаил Ольшанский, если учесть, что главная гордость данной организации - проведение одного пикника в год, то и это замечательное приобретение. В состав Координационного Совета вошли: председатель Объединения выходцев из Украины Давид Левин; председатель Объединения выходцев из России Михаил Райф (он возглавляет в Израиле не безызвестное общество 'Соотечественники'); председатель Объединения выходцев из Казахстана и Средней Азии Наталья Дивинская и председатель Объединения выходцев из Молдавии Эфраим Баух. Ну и под конец совсем опереточные фигуры - некая председательница Блока землячеств (?) Сюзен Гай, председатель Союза инженеров и бывший функционер ИБА Геннадий Ригер, член муниципалитета Кирьят-Гата и председатель Общества дружбы Израиль-Узбекистан Борис Манеев, председатель правозащитной организации "Лати" Анна Людвин. И для завершения композиции - 'крупный политический деятель' Алекс Тенцер стал председателем Общественного совета.
План Энгеля реализован в лучшем виде. Он его даже несколько перевыполнил - малоэффективная, но все-таки вхожая во властные структуры и обладающая немалыми связями Юлия Каплан, заменена на абсолютного новичка в общественной сфере Элиона Виленчика, который ранее был директором Израильского центра поддержки детского творчества, и чуть не угробил его, несмотря на финансовую помощь Вадима Рабиновича.
Что же дальше? Большинство тех, кто знает правила игры в общественных структурах, понимает, что деградация израильского филиала ВКРЕ очевидна. Наверное, такая судьба была ему предопределена. Кому нужна эта странная структура в Израиле, где есть реальные силы, представляющие русскоязычных израильтян. Это и партии, и старые общинные организации, и муниципальное представительство. Зачем еще какое-то странное объединение? Ответа на данный вопрос получить не удалось в течение пяти лет, а сейчас и надежды на это нет никакой. Даже, несмотря на то, что по слухам вроде бы удалось убедить Михаила Черного подбросить немного денег на этот гибрид землячеств и прокремлевских лобби.
Israfile
"Hakira.info"