Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Умны ли мы, евреи?
(Опубликовано в журнале "РИФ" 14.12.07.)
 
 
  
 

_Уважаемые читатели, вы вероятно помните опубликованное в начале года пространное интервью, выходившее в трех номерах РИФа, которое брал у меня Владимир Сандлер. Сегодня настала моя очередь задавать ему вопросы. Хочу подчеркнуть, что данная публикация - это не только дань благодарности за длящееся не один год успешное сотрудничество с этим интересным человеком, но прежде всего - ответ на просьбы многих из вас, уважаемые читатели, особенно после публикации серии очерков под заголовком 'Ашкелон. История длиной 5 тысяч лет'. Владимир, расскажи, пожалуйста, кратко о себе.

- В детстве я слыл вундеркиндом. Родившись в Куйбышеве (ныне Самара) в семье математиков, я научился читать в 4 года и быстро 'проглотил' всю детскую литературу, имевшуюся дома. В 5 лет родители записали меня в библиотеку. Мне было 6 лет, когда я пошел в первый класс и вскоре был освобожден от ряда предметов, поскольку учительница жалела меня, я был маленький и худенький, а учебный материал знал прекрасно. Тем не менее, впоследствии записным отличником я не был и большой усидчивостью не отличался. Однако, учась в старших классах, я был победителем математических олимпиад, в том числе и областной, а это - население около 4-х миллионов человек.

- Судя по задаткам, ты должен был стать научным работником?

- Так оно поначалу и было. Работал в ВУЗе, учился в аспирантуре. К 30 годам имел более 40 опубликованных научных статей, изобретение, мечтал стать профессором, но жизнь распорядилась иначе. Я перешел на инженерно-административную работу, и быстро достиг должности заместителя генерального директора производственного объединения, эта должность входила в число так называемых номенклатурных, притом что членом КПСС я никогда не был. Видимо, начальство ценило меня исключительно как специалиста.

- Каковы были твои мотивы репатриироваться в Израиль?

- Ни в коем случае не материальные. В этом отношении, как говорят, у нас все было. Скорее - идеалистический сионизм, любовь к Израилю, чувство гордости от причастности к евреям, как к народу, давшему миру не только три мировые религии, но и великих мыслителей, ученых, художников, писателей, поэтов... наконец - шахматистов и политиков. Тогда, в начале 1991 года я рисовал себе в мечтах фантастические картины, когда миллионы евреев из бывшего СССР соберутся в Израиле, немного освоятся здесь, выучат иврит и, благодаря присущим нам талантам, совершат мощнейший прорыв буквально во всех областях знания, технологии, искусства... Поднимут Израиль на самый высокий уровень современной цивилизации, а наши талантливые дети и внуки будут преумножать достижения нашего поколения. Просто дух захватывало от подобной перспективы!

- Прошло почти 17 лет. Как сегодня ты расцениваешь ситуацию в нашей стране?

- Действительность, к сожалению, оказалась весьма далекой от того, о чем мечталось. Не случайно возникают сомнения, настолько ли мы, евреи, умны, как нам казалось? Возьмем, к примеру, сферу образования. На примере собственного сына, начавшего здесь учебу с третьего класса, я был неприятно удивлен, что начальная школа скорее напоминает детский сад, либо советскую спецшколу для умственно отсталых. Ученые-педагоги давно установили, что в ранние школьные годы дети наиболее восприимчивы к учебе. Они способны легко запоминать массу информации и знаний. Именно в эти годы закладывается интеллектуальный фундамент личности. В Израиле же школьные программы как будто специально составлены таким образом, чтобы выхолостить у детей даже генетические задатки. Уровень профессиональной подготовленности учителей в значительной степени не выдерживает критики. Ни о какой глубине фундаментальных знаний школьников не может идти речь. В средних классах картина примерно такая же. Лишь начиная с 9-го класса, когда учащиеся разбиваются по уровням, картина меняется, однако здесь процесс учебы скорее напоминает натаскивание перед экзаменами, чем глубокое освоение наук. О чем можно говорить, когда 16-летние школьники, чтобы складывать числа пользуются калькуляторами. Таблицу умножения мало кто знает наизусть! При этом учителя крайне недовольны своей зарплатой. Пример тому - нынешняя забастовка учителей, длившаяся около 2-х месяцев и закончившаяся как раз сегодня. О том, что израильская школа нуждается в немедленных и коренных реформах, включая поднятие социального статуса учителя и, конечно, существенное повышение зарплаты истинным специалистам, говорят давно, но воз, как говорится, и ныне там.

- Сегодня много говорят об особых проблемах детей из русскоязычных семей. Как раз они выглядят наиболее слабыми в учебе, среди них наиболее высокий отсев в старших классах, а также они чаще всего совершают уголовные преступления. Как ты думаешь, в чем причина этого?

- Это очень болезненная тема. Ведь не секрет, что многие из нас ехали в Израиль, что называется, ради детей. И вот такой плачевный результат. Причин много, но самое главное - это преступная позиция чиновников, причем как на государственном, так и на местном, городском, уровнях. Ведь именно они, ответственные работники министерства образования и муниципалитетов, должны быть настоящими профессионалами и понимать, насколько сложно ребенку с неокрепшей еще психикой учиться, а также самоутверждаться в абсолютно новой среде, без достаточного владения языком, да еще зачастую ощущая на себе, что греха таить, явную неприязнь со стороны однокласников, а иногда - и учителей. Ребенок возвращается домой, а там - целый воз проблем как материального (иногда нет денег для оплаты за съемную квартиру или машканту), так и морального плана. Согласно теории замещения Зигмунда Фрейда, дети находят самореализацию на улице, в компаниях себе подобных. Еще одна проблема - невозможность заниматься спортом и другими видами досуга по субботам.

- Я вижу, ты высказываешь претензии, прежде всего, к властным структурам?

- Конечно. Государство в какой-то степени отгородилось от проблем 'русской улицы', ограничившись рядом льгот при выдаче ипотечных ссуд (машкант), ссуд для открытия бизнеса, а также помощью на съем жилья для пожилых людей и неполных семей. А сколько человеческих драм происходит, когда целые семьи выселяются из своих купленных за машканту квартир! Люди вынуждены вновь возвращаться в арендуемые на частном рынке квартиры без всякой надежды в будущем купить другую, при этом продолжая выплачивать огромные долги ипотечным банкам. Кто как не государство должно обеспечивать защиту прав репатриантов? Я считаю очень важным подчеркнуть, что наше государство теряет весьма много, не используя огромный интеллектуальный потенциал выходцев из бывшего СССР, и это очень обидно, учитывая, что многие руководящие должности занимают лица, не имеющие должного образования и соответствующего культурного уровня.

- Пытаешься ли ты лично что-то изменить в создавшейся ситуации?

- Безусловно. Будучи по натуре оптимистом, я стараюсь не оставаться безучастным к происходящему в нашей стране и в нашем городе. В составе 'Комитета в защиту демократии и прав человека' участвую в борьбе с полицейским произволом. В качестве председателя объединения репатриантов 'Волга' я участвую в 'Форуме гражданской инициативы' - коалиции правозащитных организаций и являюсь членом парламентского лобби, которым руководит депутат кнессета, жительница Ашкелона Марина Солодкина. Кстати совсем недавно я выступал на очередном заседании, проходившем в кнессете, посвященном насущным проблемам русскоязычных израильтян.
 
  
 
Определенные надежды я возлагаю и на правозащитный центр Всемирного Конгресса Русскоязычного Еврейства (ВКРЕ), который вскоре должен открыться в Ашкелоне. Как и ты, Ицик, я являюсь депутатом районного совета 'Неве-Адарим - Неве-Дкалим', где, к сожалению работа идет не совсем в том русле, как нам бы с тобой хотелось.

- Ну что ж, Владимир, мы сегодня затронули действительно огромный пласт проблем. Говорить об этом необходимо, в этом нет сомнений, поэтому мы не прощаемся, а говорим 'До свидания!'

Ицик Спокойный
13.12.07