Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ИСТОРИЯ АШКЕЛОНА, НОВЫЕ ВРЕМЕНА.
(Пять тысяч лет спустя)
 
Уважаемые читатели! Сегодня я бы хотел вам рассказать о последних 30 годах из истории нашего замечательного города. Почему именно 30 лет? Дело в том, что в новейшей истории Ашкелона, начавшейся 60 лет назад во время Войны за независимость, 1978 год можно считать переломным.
Помните, мы с вами говорили, что современный Ашкелон начался после изгнания арабского населения из городка Маджаль, располагавшегося на месте сегодняшнего микрорайона Мигдаль. Напомню кратко о тех, кто находился в этот период у руля городской власти. Эфраим Цур, страна исхода - Россия (1948-50). Элиэзер Мильрод, Россия (1951-53). Яхезкель Зонебенд, Южно-Африканская республика (1953-56). Арье Тагер, Россия (1956-65). Рехавия Адиви, Литва (1965-72). Авраам Бласберг, Польша (1972-1974). На этом эра 'ашкеназского' правления закончилась. Следующий мэр - Аарон Хайби, родился в Иерусалиме в семье выходцев из Йемена, он руководил городом с 1974 по 1977 годы, когда за казнокрадство вместе со своей командой был снят с должности и отдан под суд. Тогда-то и наступил тот самый переломный в судьбе современного Ашкелона момент, когда для руководства городом была создана специальная комиссия от министерства внутренних дел и были назначены внеочередные выборы мэра. Напряженную борьбу за должность мэра вели между собой два реальных кандидата, оба - отставные генералы, герои войны Судного дня, - Арье Керен и Натке Нир. Оба старались вылить друг на друга как можно больше компромата, грязи. На этом фоне неожиданно для многих победу одержал 28-летний адвокат Эли Даян.

 
  
 


Бени Вакнин

 
  
 


Эли Даян

Среди лидеров созданного им общественного движения 'Ашкелон бе-тнуфа' находились также его ровесник Бени Вакнин, 26-летний адвокат Яков Биттон и другие молодые представители марокканской общины. Надо сказать, что на тот период, конец 70-х, в Ашкелоне большинство населения составляли выходцы из стран Ближнего Востока и Северной Африки, которые, начиная с 50-х годов интенсивно расселялись в государственном социальном жилье, построенном по программам министерства строительства под общим названием 'Атикот'. Поэтому победа на выборах 1978 года молодых лидеров сефардских евреев, выросших в нашем городе, была в определенной степени демографически закономерной. В команде победителей оказался и 27-летний служащий банка, новый репатриант из Грузии, - Шабтай Цур (Шота Цоциашвили). Может быть, именно включение Цура в избирательный список движения 'Ашкелон бе-тнуфа' обеспечило Эли Даяну поддержку репатриантов из Грузии, приехавших в Ашкелон в начале 70-х годов, что и привело в кончном счете к победе.

 
  
 


Шабтай Цур

Молодые и энергичные ребята, придя к власти, засучив рукава, взялись за дело. Они мечтали уже тогда о превращении города в центр международного туризма, задумывались о том, чтобы построить в городе яхтенный порт (марину), площадку для игры миллионеров - гольф с комплексом обслуживания и гостиницами. Эли Даяну удалось установить связи с еврейской общиной Великобритании. На деньги спонсоров были построены несколько крупных общественных проектов, в том числе - политехническая школа системы ОРТ (аббревиатура из русского языка, вошедшая в современный иврит и расшифровываемая как 'общество ремесленного труда'). Эта школа, расположенная в 'городке просвещения' на пересечении улиц Бен-Цви и Эли Коэн, также как и аналогичная школа в районе Афридар носит имя англичанина Генри Ронсона, который пожертвовал деньги на эти проекты. На открытии школы в 1986 году присутствовала сама Маргарет Тетчер... Динамика развития города в этот период завораживала.
Молодые руководители завоевали абсолютный авторитет у горожан. Реальной альтернативы действующей администрации попросту не существовало. Выборы 1983 и 1988 года Эли Даян выигрывал практически без борьбы. Более того, с ноября 1988 года Эли Даян стал депутатом кнессета, оставаясь на посту мэра Ашкелона. У его первого заместителя - Бени Вакнина уже тогда обнаружился талант хозяйственника. Он хорошо строил отношения с подрядчиками, многих из которых он фактически воспитал, хорошо разбирался в финансах, умело лавировал в политических играх на уровне правительства и кнессета. На ключевых постах в муниципалитете постепенно оказались люди из ближайшего окружения лидеров. Так Авраам Бен Давид, нынешний генеральный директор мэрии, начал свою карьеру еще при Аароне Хайби, многие годы работал казначеем (главным бухгалтером).
На очередных выборах в кнессет 1992 года Эли Даян вновь стал депутатом, более того, он был избран председателем правящей коалиции и председателем фракции партии Авода. Совмещать эти обязанности с должностью мэра стало невозможно. Эли передает бразды правления своему приемнику и другу Бени Вакнину. Безусловно, следует отметить, что начиная с конца 1989 года Ашкелон накрывает мощная волна евреев-репатриантов из СССР. Город буквально распухает от нашествия странных для сторожилов белокожих людей, красиво и аккуратно одетых, и говорящих на каком-то чужом языке, заполнивших собой все городское пространство. Всюду очереди - в банках, отделениях министерств внутренних дел и абсорбции, в муниципалитете, электрической компании, в отделе образования и т.д. Очередь приходится занимать чуть ли не с ночи, люди по советской привычке пишут номера на ладонях. В школах не хватает мест для детей-репатриантов. Квартиры, годами пустовавшие, зачастую, без всякого ремонта расхватываются приезжими 'русскими'. Как грибы после дождя растут маклерские конторы. Начинается настоящий квартирный бум, причем цены на жилье растут, что называется, не по дням, а по часам.

Продолжение следует.