Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СПАСТИ НАШИХ ДЕТЕЙ И ВНУКОВ!
 
 
  
 

Задуманная накануне публикация получила неожиданное продолжение. Оказавшись на днях в одной из крупных автомастерских Ашкелона, я увидел там депутата горсовета Юрия Замощика, ожидающего окончания ремонта своей автомашины. Я направился в его сторону, и в этот момент один из посетителей мастерской, опередив меня, обратился к Юрию с вопросом, не Замощик ли он? И сразу начал бурно и громко проявлять эмоции, говоря, что именно он, Замощик - самая яркая личность в городе, заслуживающий быть мэром! Тут же нас окружила целая толпа - из посетителей и работников мастерской, все - израильтяне, и стали наперебой высказываться в поддержку данного предложения. Спонтанный митинг продолжался минут десять, пока Юрий, поблагодарив окружающих и получив свой автомобиль, не выехал из мастерской. Такой вот случай... Я был буквально поражен фактом подобной популярности Юрия среди коренных ашкелонцев. Несомненно, ее (популярности) причина - серия острых публикаций в местной ивритоязычной прессе, связанная с исключительно активной позицией Ю.Замощика в городском совете, его бескомпромиссная борьба с власть предержащими за интересы горожан, против программы 'Висконсин', снискавшие ему имидж 'борца за народное дело'. Именно по поводу одной из последних подобного рода статей я и собирался беседовать с Юрием Замощиком. Речь идет о материале корреспондента газеты 'Коль а-даром' Шмулика Хадада, посвященном забвению проекта под названием 'Ми-сикун ле-сикуй' (От опасности к шансу). Несмотря на то, что название проекта знакомо многим из вас, я напомню, что суть его - целенаправленные усилия в помощь подросткам из семей репатриантов по интеграции в израильское общество, забота об их судьбах , снижение влияния преступной среды на молодое поколение. Психологические и языковые сложности эммиграции (ведь репатриация, как не крути, все ж - эммиграция) падают особо тяжелым грузом на неокрепшие души детей и подростков. Отсюда - опасность скатывания молодежи в преступную среду, наркоманию... Я прошу Юрия Замощика рассказать об истории данного проекта в Ашкелоне.
'Я всегда считал и считаю, что мы в большом долгу перед нашим молодым поколением. Опасность потерять часть него - это не миф, а, к сожалению, реальность. Работая в должности заместителя мэра, я уделял данной теме максимальное внимание. Данные, которыми я располагал свидетельствовали, что некоторые 'русские' подростки прибегали к насилию, как способу решения их проблем, начали употреблять наркотики, были замешаны в правонарушениях и даже преступлениях. Тогда я провел собственное обследование, опрашивал и навещал десятки семей, и мне многое становилось ясным. Главы семей приехали в Израиль без знания языка, и зачастую оказывались без работы. В результате трудностей абсорбции семьи распадались, и более всего от этого страдали дети. Подростки, естественно, пытались бежать от семейных неурядиц, но при отсутствии детских и молодежных клубов, кружков, спортивных секций, куда они могли податься? - Лишь на улицу, в подворотни. По ночам в городе можно наблюдать десятки компаний бесцельно шатающихся подростков-репатриантов. Они сидят тут и там на оградах и постепенно скатываются к преступному миру. Не раз и не два я слышал свидетельства подростков о том, что им предлагают бесплатно попробовыть наркотики. Мне удалось убедить тогдашнего мэра - Бени Вакнина, что в решение проблем абсорбции детей и подростков из семей репатриантов необходимо вкладывать средства. Основной упор нужно делать на занятия с детьми и подростками во внеурочное время. Я сумел 'выбить' три пол-ставки для координаторов по работе с подростками, на начальном этапе удалось открыть 2 подростково-молодежных клуба. В перспективе планировалось через действующие в Ашкелоне общественные объединения репатриантов (амутот) организовать широкую сеть внешкольных кружков, лекториев, спортивно-оздоровительных центров и т.д. - путем привлечения творческо-культурного контингента из среды самих же репатриантов, в том числе и пожилого возраста, позволив им реализовать свой колоссальный потенциал и получив дополнительные источники дохода'.
Так возникла модель, взятая впоследствии на вооружение правительством. В 2002 году появился государственный проект под названием 'Ми-сикун ле-сикуй' (От опасности к шансу), сутью которого были идеи Замощика. 'Я был рад тому факту, что Ашкелон был выбран наряду с Бейт Шемешем и Нацеретом для 'обкатки' проекта. Но с того времени проект претерпел массу изменений, связанных с порядком финансирования, и, в конечном счете, был поглощен школами, после чего фактически потерял изначальный смысл. Вы ведь помните, что основная идея проекта была в работе с подростками именно во внеурочное время, в часы досуга, а не в рамках школьных дисциплин'.
С той поры Юрий Замощик вместе с другими депутатами от оппозиции, а также Софьей Бейлиной с завидным упорством (но пока тщетно) пытается возродить данный проект на муниципальном уровне. На протяжении длительного периода он предлагает внести в повестку дня очередных заседаний городского совета обсуждение данной темы. 'Я прошу членов горсовета, чтобы хотя бы обсудили вопрос поиска источников финансирования на будущее, но они не готовы' - говорит Замощик. По его словам, положение с подростковой преступностью при таком отношении властей будет ухудшаться день ото дня, и в этом огромная опасность как для самих подростков, так и для города и для страны в целом. И все же Юрий не теряет оптимизма, он выражает уверенность, что с помощью активистов и городской общественности проект будет возрожден.

Владимир Сандлер 08.05.06