Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Киллер в форме полиции
 
Барух Розин (""Русский израильтянин"")
________________________________________

По иронии судьбы его фамилия была Бен-Ор, что в переводе означает ""Сын Света"".
 
  
 

Правильнее было бы назвать его ""Сыном Сатаны"" - если принять в расчет чудовищность совершенных им преступлений. Днем Цахи Бен-Ор был образцово-показательным бойцом спецподразделения ЯСАМ Иерусалимского полицейского округа. Вечером он превращался в безжалостного грабителя и хладнокровного киллера, выполнявшего заказы королей преступного мира. Уже после того, как он признался в содеянных им преступлениях, Цахи Бен-Ор, не только не понес за них никакого наказания, но и оказался на свободе, а затем по поддельным документам сумел сбежать из Израиля и обосноваться в Мексике. В декабре 2004 года он был убит - вероятнее всего, нашедшими его за океаном израильскими подельниками. В течение пяти лет все материалы дела Цахи Бен-Ора были запрещены к публикации. Да и сегодня прессе разрешено рассекретить лишь малую часть из них. И вопросов в этом деле до сих пор остается куда больше, чем ответов.

Убийство в больничной палате

15 сентября 1999 года один из королей ашкелонского преступного мира Пинхас Бухбут направился вместе с женой и новорожденным сыном за покупками. Выйдя с женой из магазина, он открыл дверь своей машины, бережно положил кресло с ребенком на сидение рядом с водителем и уже повернулся в сторону жены, чтобы взять у нее из рук пакеты со всякой снедью... В это самый момент стоявшая неподалеку машина медленно тронулась с места и, набирая скорость, подкатила к Бухбуту. Вышедший из нее человек вскинул пистолет и разрядил обойму в грудь ""короля"". Увидев, как истекающий кровью Бухбут стал валиться на сидение автомобиля, рядом со своим сыном, киллер спокойно сел рядом с поджидавшим его водителем и их машина стремительно скрылась из виду.

В крайне тяжелом состоянии Пинхас Бухбут был доставлен в больницу ""Шиба"", где началась отчаянная борьба за его жизнь. Израильским врачам удалось сделать невозможное - они буквально вытащили Пинхаса Бухбута с того света, и он медленно, но верно пошел на поправку. У следователей полиции не было никаких сомнений, что те, кто покушался на жизнь ""короля"", действовали по заказу других ""королей"" - трех братьев Пери-Периньян, пытавшихся подмять под себя все подпольные казино Юга страны и заодно захватить контроль над огромным рынком наркотиков этой части Израиля. Братья Периньян были тесно связаны с другим израильским ""королем"" преступного мира - Зеэвом Розенштейном, и так же, как Розенштейн, оставались недосягаемыми для израильской полиции - все возбужденные против них дела закрывались либо ""за недостаточностью улик"", либо из-за таинственной гибели или самоубийств проходящих по ним свидетелей. Пинхас Бухбут мог стать человеком, который помог бы полиции ""завалить"" наконец, клан Пери-Периньянов, и потому, пока он выздоравливал, для его охраны были выделены десятки полицейских, несших круглосуточное дежурство в больнице ""Шиба"". Кроме того, и в палате Бухбута, и в больничном коридоре постоянно дежурили его родственники и члены его группировки.

Однако Периньяны тоже прекрасно понимали, что выживший в покушении Бухбут стал для них еще более опасен, чем до того, как они решились на этот шаг. И в просторной резиденции Периньянов в мошаве Одайа было решено, что киллеры должны довести дело до конца и добить Бухбута в больнице.

22 сентября в коридоре отделения ЛОР, в котором находился Бухбут, появились два ультраортодокса, предлагавшие всем желающим бесплатные напитки и булочки. Побыв немного в отделении, они вышли из него и прошли по всем остальным больничным коридорам, занимаясь все тем же добрым и благородным делом.

А 25 сентября в том же коридоре появились два офицера полиции, одетые по всей форме, с металлическими табличками, на которых были выгравированы их имена, они заявили медсестре, что в деле Пинхаса Бухбута появились новые факты, и им хотелось бы его как можно скорее допросить. Та назвала им номер палаты, в которой лежал Бухбут, и полицейские направились в указанную им сторону. В это самое время Пинхас Бухбут вышел из палаты, офицеры полиции о чем-то спросили его и затем раздались два негромких щелчка - так ""стреляют"" обычно дешевые детские пистолеты. Вот только после этих щелчков Бухбут с простреленной головой рухнул на пол, а один из его родственников в истерике закричал: ""Они убили его! Убили!"".

Пинхас Бухбут действительно был убит - одним, но точным выстрелом в голову.
В начавшейся суматохе никто не заметил, как два никому незнакомых до того полицейских бесследно исчезли.

На следующий день все израильские газеты сообщили на своих первых полосах, что король ашкелонского преступного мира Пинхас Бухбут был убит на больничной койке (что все-таки было не совсем правдой) двумя киллерами, переодетыми в полицейскую форму. Но еще за день до того, на совещании следователей, собранном в экстренном порядке прямо в больнице ""Шиба"", полицейский психолог заявил, что убийца Бухбута - полицейский.

- Не переодетый в полицейского, а именно полицейский! - подчеркнул психолог. - Уж слишком уверенно он играл свою роль...

Убийство Пинхаса Бухбута в больничном покое стало одним из самых дерзких и кровавых преступлений 1999 года, так и оставшееся в том году нераскрытым.
Со времени его совершения прошло больше года, и 13 ноября 2000 года спецподразделение полиции ЯСАМ Негевского округа было срочно вызвано на беэр-шевскую улочку Шломо Эдни, на которой, по словам тех, кто позвонил в полицейский участок, происходило в этот момент вооруженное ограбление семьи Шавит. Завидев подъехавших полицейских, два грабителя бросились бежать. Заметив силуэт одного из них на полутемной улице, полицейский Мати Царфати бросился в погоню. Пробежав несколько десятков метров, Царфати настиг преступника и между ними завязалась поистине кровавая схватка - как и Царфати, грабитель был отлично физически подготовлен и в совершенстве владел приемами рукопашного боя. И все же Царфати сумел если и не победить этого парня, то удержать его до того момента, как к нему подбежали его товарищи. При арестованном были обнаружены шоковый пистолет, предназначенный для обездвижения крупного рогатого скота, и... фуражка полицейского. Звали арестованного Цахи Бен-Ор (он же Цахи Быстрицкий - именно такую фамилию носят его родители) и вплоть до августа 2000 года он служил в рядах израильской полиции...

Найденная при нем полицейская фуражка и послужила основой для версии о том, что Бен-Ор причастен к убийству Пинхаса Бухбута. Тут же вспомнилось и заключение полицейского психолога, и целый ряд других совпадений. К тому же, у Цахи Бен-Ора отсутствовало алиби: и момент покушения на Бухбута, и момент его убийства пришлись на его нерабочее время. И, тем не менее, прошел почти месяц прежде чем Цахи Бен-Ор начал давать показания.

Он признался, что заказ на убийство Пинхаса Бухбута поступил к нему от братьев Периньянов, что это он совершил первое покушение на покойного ""короля"", а затем и его убийство. Само убийство Пинхаса Бухбута Цахи Бен-Ор спланировал особенно тщательно: переодевшись вместе со своим подельником в ультраортодоксов, он осмотрел место будущего убийства и пути отхода. Затем в одном из тель-авивских магазинов они купили полицейскую форму (у самого Бен-Ора, как у сотрудника ЯСАМа, была зеленая, а не голубая форма), в Иерусалиме приобрели различные полицейские аксессуары и 25 сентября 1999 года братья Периньян подвезли двух киллеров к автозаправке, расположенной неподалеку от ""Шибы"". Здесь они переоделись в полицейских и отправились ""на дело"". Стрелял в Бухбута именно Бен-Ор, а его напарник должен был просто прикрывать ему спину. Убив Бухбута, они по заранее намеченному пути вышли из больницы, сели в машину Периньянов и снова переоделись. В день похорон Бухбута Периньяны заплатили ему 50.000 шекелей и Цахи Бен-Ор отправился отдыхать в Эйлат.

Помимо этого, Бен-Ор признался еще в целом ряде преступлений, совершенных им в свободное от службы в полиции время: ограблении одного из ашкелонских магазинов в декабре 1996 года; ограблении крупного винного магазина, ограблении двух инкассаторов, ограблении 200 сейфов в Нес-Ционе...

Суммарно за все совершенные им преступления Бен-Ору светило не одно пожизненное заключение, но полицейские неожиданно предложили ему сделку: он начинает сотрудничать с ними, становится сначала ""подсадной уткой"" и помогает добыть признания других соучастников убийства Бухбута, а, кроме того, становится государственным свидетелем против клана Периньянов. Взамен Бен-Ору обещали заключить компромиссную сделку с прокуратурой, значительно ""скостить"" полагающийся ему срок, а потом помочь уехать за границу. При этом Цахи Бер-Он попросил следователей ни в коем случае не сообщать о том, что он ""раскололся"" и решил стать государственным свидетелем, начальнику ашкелонской полиции Йораму Леви, который, по словам Бен-Ора, находился в тесной связи с семьей Периньян и в обмен на крупные взятки помогал ей избегать полицейских облав и налетов на их казино, а заодно и выходить сухими из воды из всех их встреч с полицией.

Однако прокуратура Южного округа категорически воспротивилась столь грязной сделке с полицейским-преступником. На этом этапе в игру вступила тогдашний генеральный прокурор Эдна Арбель: полиции удалось убедить ее, что арест братьев Периньян вполне оправдывает компромисс с убийцей и грабителем Цахи Бен-Ором.

Так начались позорные (другого слова не подберешь) торги между госпрокуратурой, с одной стороны, и Цахи Бен-Ором - с другой. На время переговоров Бен-Ор был выпущен из тюрьмы. Сами переговоры между ним и прокуратурой велись в роскошной гостинице ""Шератон"" и зашли они в тупик только по одной причине: Эдна Арбель была согласна уменьшить срок тюремного заключения Бен-Ора до 6-7 лет, а сам Бен-Ор... настаивал на трех, максимум, пяти годах заключения.

Один раунд переговоров по сделке с прокуратурой проходил за другим, месяц шел за месяцем, а тем временем и сам Бен-Ор, и другие соучастники по покушению и убийству Пинхаса Бухбута, и братья Периньяны оставались на свободе. Никто не подумал их арестовать и тогда, когда переговоры с Бен-Ором окончательно зашли в тупик...

Жизнь прекрасна!

Находясь на свободе, Цахи Бен-Ор продолжал активно заниматься преступной деятельностью и летом 2002 года получил заказ на убийство двух видных фигур ашкелонского мира. За выполнение заказа ему было обещано 120 тысяч долларов, но тут впервые Бен-Ор заколебался: дело в том, что один из тех, кого ему предстояло убить, был близким другом его близкого друга. Эти колебания привели к тому, что Бен-Ор явился к своим потенциальным жертвам, рассказал им о планирующемся покушении и назвал имя того, кто должен был стать на этот раз его напарником - Амир Шаминьян. Преступники упросили Бен-Ора устроить им встречу с Шаминьяном на перекрестке Сильвер. Каким-то образом Бен-Ор убедил Шаминьяна отправиться с ним на этот перекресток, где последний и был убит несколькими выстрелами в упор. После этого на глазах Цахи Бен-Ора тело Шаминьяна отволокли в близлежащую рощу и там бросили.

Но дело в том, что Амир Шаминьян считался ""солдатом"" клана Периньян, и те, естественно, не собирались оставить гибель преданного им человека неотмщенной. Бен-Ор был приглашен в мошав Одайа и, думая, что Периньянам ничего неизвестно о его участии в убийстве их ""солдата"", прибыл на встречу. Однако как только он вошел в караванчик, где его ждали братья, Игаль Периньян вскинул пистолет и в упор выстрелили в Цахи Бен-Ора. Но... пистолет дал осечку, и это спасло Бен-Ору жизнь. Завязалась ожесточенная драка между ним и Периньянами, которые в конце концов открыли огонь по Цахи. Тяжело раненный, он выбежал на улицу поселка и начал громко призывать на помощь, но жители поселка лишь захлопывали окна, чтобы не слышать этих криков. Наконец, он добежал до какого-то деревянного стола и своей кровью вывел на нем надпись ""В меня стрелял Игаль Пери"".

В крайне тяжелом состоянии Цахи Бен-Ор был доставлен тогда, 11 июля 2002 года в больницу, и к его постели была приставлена охрана. А вылечившись, он... снова вышел на свободу.

Но Цахи Бен-Ор, видимо, слишком хорошо помнил, как Периньяны решали судьбу Бухбута, и, купив поддельные документы, покинул Израиль. Спустя несколько месяцев он уже был в Мексике, где в декабре 2004 года и был расстрелян в упор вошедшими в его квартиру киллерами.

Но на этом история полицейского, киллера и грабителя в одном лице не закончилась.

Эти странные, странные связи

Дело Цахи Бен-Ора всплыло несколько месяцев назад в связи с назначением полковника Йорама Леви главой отдела по борьбе с преступностью Южного полицейского округа. Назначение это, как помнит читатель, было осуществлено по прямому указанию генинспектора полиции Моше Каради. Уже после того, как дело Йорама Леви было передано в отдел кадров полиции, там вспомнили о показаниях несостоявшегося государственного свидетеля Цахи Бен-Ора, согласно которым Леви находился в самой тесной связи с преступным кланом Периньянов. Чтобы выяснить, действительно ли существовала такая связь, Йорам Леви был отправлен на проверку на детекторе лжи, но она не дала никаких однозначных результатов. И тем не менее, Йорам Леви был утвержден в новой должности.

Это решение вызвало немалое удивление у ведущих колонок криминальной хроники и привело к появлению самых разнообразных слухов и версий.

Как известно, Моше Каради был в немалой степени обязан своим высоким назначением сыну премьер-министра Омри Шарону, который оказал давление на тогдашнего министра внутренней безопасности Цахи А-Негби с тем, чтобы тот предпочел кандидатуру Каради другим, казавшимся всем куда более реальными кандидатам. Затем Каради поручает бороться с организованной преступностью полковнику Йораму Леви, который подозревается в связи с преступной группировкой братьев Периньянов. Но братья Периньян находятся в дружеских отношениях со все тем же Омри Шароном, который часто гостил в принадлежащей им шашлычной и даже несколько раз снялся в обнимку с одним из братьев. Периньяны в свое время активно помогали Омри Шарону в записи новых членов в партию ""Ликуд"", и в том, что в 1999 году Ариэль Шарон победил на праймериз в этой партии, есть и их определенная заслуга.

В связи с этим невольно возникала версия о том, что Омри Шарон, позаботившись о назначении Каради генинспектором полиции, затем попросил его назначить Йорама Леви начальником отдела по борьбе с особо опасной преступностью с тем, чтобы тот продолжал оказывать помощь Периньянам. Такая вот связка между политиком, полицейскими и преступниками, в равной степени выгодная всем сторонам.

В связи с вновь возникшими в адрес Йорама Леви подозрениями было возбуждено новое расследование, в результате которого полковник Йорам Леви был признан совершенно невиновным и вернулся к исполнению своих обязанностей.

Таким образом, по мнению следователей, Цахи Бен-Ор в 2000 году попросту оклеветал Йорама Леви. Но зачем?!

Провал

В начале позапрошлой недели Отдел полиции по расследованию особо опасных и международных преступлений, наконец, принял решение об аресте братьев Одеда, Шарона и Игаля Пери-Периньянов, а заодно и ряда других мелких преступников, причастных к ""делу Цахи Бен-Ора"".

Но когда полицейские явились в дом Периньянов в мошаве Одайа, выяснилось, что в нем находится только старший брат - Игаль. Одед и Шарон, по словам их матери, незадолго до этого уехали в Эйлат. Само собой, вся эйлатская полиция была мгновенно поднята на ноги и бросилась на поиски братьев, но выяснилось, что к этому времени они уже успели покинуть пределы Израиля...

Сотрудникам отдела осталось довольствоваться арестом Игаля Периньяна и обыском, в ходе которого в их доме были обнаружены 100 тысяч шекелей наличными и документы, свидетельствующие об их причастности к криминальным бизнесам.

Игаль Периньян, разумеется, сразу же воспользовался своим правом на молчание, и трудно сказать, удастся ли полиции его разговорить. А вопросов у следователей к Периньяну-старшему немало.

Впрочем, как уже было сказано, в этом деле вообще немало вопросов...

Бремя вопросов

Согласитесь, что многое, очень многое в деле Цахи Бен-Ора-Быстрицкого остается непонятным.

Например, то, что уже к моменту приема на работу в полицию он имел уголовное прошлое, а, согласно уставу полиции, человек с такой биографией не может надеть форму блюстителя порядка. Но отдел кадров полиции почему-то решил пренебречь этим обстоятельством - как сказано, в его личном деле, ""с учетом отличной службы Цахи Бен-Ора в армии"".

Непонятно, почему многочисленные преступления, совершенные Бен-Ором, так долго оставались нераскрытыми.

Непонятно, почему уже после доказательства того, что он совершил ряд грабежей и убийство Пинхаса Бухбута, Цахи Бен-Ор остался на свободе, а вместе с ним - и все остальные лица, причастные к этим тяжким преступлениям. То, что Бен-Ора хотели сделать государственным свидетелем, этого не объясняет - переговоры с ним вполне могли вестись и в тюремной камере или кабинете следователя, а не в ""Шератоне"".

Да и вообще, по какому праву были начаты подобные переговоры с матерым уголовником?!

Совершенно неясно и то, почему Бен-Ор не был взят под стражу и тогда, когда стал жертвой покушения со стороны братьев Периньян? А также, каким образом ему, совершившему столько тяжелых преступлений, в итоге удалось выехать из страны? И почему нашли Бен-Ора за границей именно криминальные элементы, а не полиция, которая также обязана была заниматься его поисками (если, конечно, отбросить в сторону версию о том, что именно полицейские и помогли Бен-Ору уехать за границу)?

Наконец, почему подробности этого дела было в течение стольких лет запрещены к публикации в СМИ, хотя оно явно не подпадает под ""Закон о запрете на публикацию информации"" - согласно этому закону, запрет распространяется лишь на информацию, которая может затронуть интересы государства или частного лица, и нанести ущерб этим интересам.

На все эти вопросы, видимо, будет призвано ответить специальное следствие, которое было начато на прошлой неделе по указанию министра внутренней безопасности Гидеона Эзры.

Но есть ведь и другие, не менее, а может быть, и куда более важные вопросы.
Например, почему в течение стольких лет полиция практически не занималась преступным кланом братьев Периньян, хотя против кланов братьев Абарджиль и Харари, а также против Зеэва Розенштейна шла ежедневная и отчаянная война? Кто именно дал указание оставить эту, одну из самых опасных израильских преступных группировок в покое?!

И почему Цахи Бен-Ор оклеветал именно полковника Йорама Леви, а не кого-то другого?

И кто предупредил Шарона и Одеда Периньянов об их готовящемся аресте? А в том, что они были о нем предупреждены, нет почти никакого сомнения!

Каждый из этих вопросов порождает десятки версий, никак не делающих чести нашей полиции и некоторым израильским политикам. А потому очень хотелось бы как можно скорее получить на них ответ...