Предыдущая   На главную   Содержание
 
Милосердные 'пираты'
 
 
  
 


В середине прошлого года, подобно разорвавшейся бомбе, началась массовая атака израильских СМИ на 'русские пиратские' дома для престарелых. Второй канал телевидения, центральная и местная пресса наводнилась материалами о негативных явлениях в подобных заведениях. Данный вид бизнеса, возникший на волне массовой репатриации из стран СНГ, получил развитие во многих городах Израиля. Как выяснилось, частные дома для престарелых, получившие в последнее время обобщенное название 'теплые дома', функционировали все эти годы без каких-либо государственных лицензий.
Признаться, когда меня попросили написать статью в защиту 'теплых домов', я отнесся к этой идее без особого энтузиазма. Слишком памятным было впечатление от прочтения статьи в одной из ивритских газет, где шла речь о грязных и голодных стариках, запичканных в тесные вонючие комнаты, и о хозяевах бизнеса, гребущих лопатами деньги. Потом я вспомнил почти идилистическую картину в 'Доме Авраама', мое интервью с хозяином которого, Давидом, было опубликовано в январском выпуске РИФа. Вообщем, я задался целью разобраться в проблеме и составить собственное мнение.
Передо мной документ - протокол заседания, проходившего в ашкелонском муниципалитете 11 декабря 2003 года по теме 'пиратские дома в Ашкелоне', на котором присутствовали представители министерств здарвоохранения, соц. обеспечения, абсорбции, больничных касс, национального страхования, всего - 21 человек. На четырех страницах скупым канцелярским языком зафиксированы выступления участников этого бурного совещания, обозначившие невероятную сложность проблемы, пестроту мнений, запутанность израильского законодательства по данному вопросу. В конце протокола - дата следующего заседания - 19.01.04. Итак, оказывается, 'процесс пошел' более 2-х лет назад. Наконец, 9 октября 2005 года родилось решение о закрытии теплых домов. А в ноябре судебные исполнители под руководством г-жи Заавы Вайзер, главной медсестры минсобеса, выселили людей, проживавших в 2-х 'теплых домах' по улице Амиоз. Тогда же их хозяева обратились к известному ашкелонскому адвокату Шмуэлю Мэиру с просьбой подать судебный иск на признание данного решения незаконным. С той поры состоялось 3 судебных слушания.
Сразу после очередного заседания суда, проходившего 19 февраля, я договорился о посещении одного из 'теплых домов'.
 
  
 
Красивая вилла в шикарном прибрежном районе Ашкелона. Хозяйка 'теплого дома' - Виктория Лукьянова,
 
  
 
обаятельная женщина, проводит меня по комнатам и рассказывает: 'Стоимость аренды виллы - 1,300 долларов, кроме того, городской налог (арнона) - 1200 шекелей. В доме 8 спален. В четырех из них проживают по 2 человека,
 
  
 
в четырех - по одному.
 
  
 
Кроме того, большая кухня, столовая и гостиная,
 
  
 
4 туалета, 2 ванных комнты. Красивый внутренний сад (патио).
 
  
 
Сама я - мать одиночка, могла бы не работать и получать пособие от службы национального страхования. Мне помогает работать моя мама, пенсионерка. Если бы мои подопечные получили места в официальных домах престарелых (батей авот), государство тратило бы на каждого из них дополнительно 6 - 8 тысяч шекелей ежемесячно. Таким образом, только этот дом приносит государству экономию порядка 1 миллиона шекелей в год! Если бы каждому из жильцов назначали помощников от ведомства национального страхования (метаплёт) - лишь на 2 часа, дополнительные расходы составили бы около 100 тысяч шекелей в год. Спрашивается, кому мешают 'теплые дома', кому от этого плохо?'
Знакомясь с домом, я на мгновение задерживаюсь у стенда с фотографиями.
 
  
 
На одной из них запечатлен улыбающийся мэр Ашкелона - Рони Маацри в окружении обитателей этого заведения. Рядом висит информация с телефонами социальной службы, медицинской помощи. Из разговоров с жильцами дома выясняю, что они искренне довольны условиями жизни, качеством обслуживания, возможностью ежедневного общения на родном языке.
 
  
 

Виктория, а также ее коллеги, хозяйки других ашкелонских 'теплых домов' - Гита Пейсахович, Ирина Шейко, Ирина Пинчук, Элеонора Еникеева
 
  
 
с возмущением отзываются об упомянутой выше г-же Зааве Вайзер, обещавшей на состоявшемся накануне судебном заседании, выгнать стариков на улицу. Вновь и вновь мы сталкиваемся с пародоксальной ситуацией, когда государственные служащие, обязанные - по сути своих должностей - заботиться о социально-слабых слоях, на деле более пекутся о собственном благополучии, упиваясь при этом силой и полнотой административной власти. Израильская чиновничья бюрократия в очередной раз пытается победить общественную логику и социальную справедливость. Работники министерств, по-видимому, более заинтересованы в поддержке крупных домов для престарелых. На сегодня в Ашкелоне, в дополнение к ранее действующим, добавились новый корпус в 'Гальперине', а также вновь построенный многоэтажный 'Ахузат орим' - в районе Афридар. Безусловно, там бизнес гораздо более крутой. Содержание одного пожилого обходится государству в 8-10 тысяч шекелей в месяц. Но считать государственные деньги бюрократы не привыкли, а если и да, то вектор их интересов имеет противоположное направление - вытянуть как можно более денег из государства под формальными предлогами, основанными на законах, не соответствующих реалиям текущего момента. Требования обязательного наличия лифтов, либо увеличенной ширины дверных проемов абсолютно излишни для людей, способных ходить без посторонней помощи и самостоятельно обслуживающих себя. Хозяев и жильцов 'теплых домов' в их борьбе за существование поддерживает правозащитная амута 'ЛАТИ', председатель - Анна Людвин. Депутат ашкелонского горсовета Юрий Замощик, выступая на судебном слушании, пытался заострить проблему на том, что имеется определенная категория пожилых людей, не отвечающих критериям ни для получения социального жилья, ни для направления в дом престарелых. Для таких людей 'теплые дома' оказываются оптимальным решением проблемы жилья и быта, при этом государство экономит огромные средства. Кроме того, создаются рабочие места для представителей 'русской алии', которые таким образом реализуют свой потенциал. Мнение Ю. Замощика однозначно: 'Теплые дома должны иметь право на существование при условии выработки специальных критериев и соответствующем контроле со стороны социальных служб'.
 
  
 

О перспективах юридического процесса в рамках судебного иска я беседовал с адвокатами Шмуэлем Меиром и Диной Меир. Красной нитью в их позиции проходит мысль о том, что закон о правах человека - основной, главенствующий по отношению к каким-либо специфическим законам. А потому, если в конкретных условиях параграфы специфического закона входят в противоречие с законом основным, суд (судья ашкелонского мирового суда, ведущий процесс - Дорон Хасдаи) должен принимать решение в пользу последнего. По их мнению, суть ситуации заключается в том, что жильцы 'теплого дома' являются как бы компаньонами по его совместной аренде и дополнительно оплачивают за полный пансион обслуживающему их персоналу. Жители 'теплых домов' полностью дееспособны юридически, адекватно воспринимают действительность и могут самостоятельно обслуживать себя. Адвокаты полагают, что если решение суда окажется не в пользу 'теплых домов', следует подавать аппеляцию в высшую инстанцию вплоть до БАГАЦа.
Ю. Замощик внес на мартовское заседание городского совета предложение обсудить тему 'теплых домов', полагая, что принятие советом специального решения смогло бы, хоть и временно, защитить пожилых обитателей 'теплых домов' и их хозяев. Он призвал депутатов, надеясь на присущее им милосердие, со всей серьезностью отнестись к данной проблеме, учитывая ее важность для судеб многих пожилых репатриантов. Однако реакция мэра была твердой: подобные дома противоречат законодательству, в Ашкелоне имеется достаточно хостелей и домов для престарелых, а 'пиратские' дома нужно ликвидировать, а посему обсуждать данную тему на горсовете нецелесообразно.
Вместо эпилога. Присутствуя 15 марта на приеме ашкелонцев депутатом Кнессета Юрием Штерном,
 
  
 
я стал свидетелем, как пожилая 87-летняя репатриантка просила помочь решить ее жилищный вопрос. Штерн стал рассказывать, как в одном из городов севера страны он побывал в прекрасном 'теплом доме', и порекомендовал создавать подобные дома в Ашкелоне...


Владимир Сандлер