Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ИЗБИЕНИЕ В ПОЛИЦИИ ХАЙФЫ
 
21.08.2005

В пятницу в Хайфе полицейскими был избит 20-летний русскоязычный репатриант, солдат Армии обороны Израиля Сергей Звездин.
Сергей, четыре года назад раненный в теракте, при взрыве в хайфском автобусе, в прошлую пятницу снова очутился в больнице, на этот раз после встречи вовсе не с террористами, а с блюстителями порядка.
Сергей с друзьями сидели на скамейке,когда к ним подошли две представительницы властей - полицейская и инспектор муниципалитета, и, по свидетельству ребят, стали кричать им: 'Убирайтесь отсюда, вонючки'. Затем муниципальный инспектор вызвала подмогу, объявив: 'Тут беснуются пьяные русские'.
На этот призыв прибыли полицейские, и, ни в чем не разбираясь и ничего не спрашивая, набросились на молодых людей.
Сергея избили до потери сознания, били в основном по голове, несмотря на то (или именно из-за того), что окружающие кричали - 'Не бейте его по голове, он перенес операцию!' Операцию Сергею делали после теракта в 2001 году, когда ему в голову попал осколок.
Сейчас Сергей лежит в больнице, в хирургическом отделении, с сотрясением мозга и множественными ушибами.
Это далеко не первый случай избиения русскоязычных солдат полицией за последний год. Два месяца назад солдатские матери направляли открытое письмо Ариэлю Шарону с просьбой лично проконтролировать ход расследования во всех этих случаях. Комитет неоднократно обращался к генеральному прокурору с требованием наказать виновных во имя предотвращения подобных случаев в будущем.
В реакции начальника хайфской полиции Нира Мариаша, опубликованной в 'Едиот Ахронот', говорится о том, что 'речь идет о мужчинах, которые бесчинствовали на улице, пинали машины и напали на инспектора с полицейской'. Судя по показаниям ребят, дело обстояло совершенно иначе. Зная обыкновение полиции обвинять избитых в нападении на полицейских, дабы оправдать рукоприкладство и беспредел, даже когда речь идет о детях и пенсионерах, мы нисколько не сомневаемся в том, что речь идет об обычной полицейской провокации. В результате таких вот провокаций невиновные люди, случайно попавшиеся под горячую руку полицейским, потом в течение нескольких лет вынуждены отстаивать в судах свою невиновность. В полицейских реакциях мы читаем о том, что речь идет о пьяных, наркоманах, нарушителях порядка. Хотя и эти заявления, как правило, оказываются враньем, показателен сам стиль работы полицейского командования - они уверены в том, что избивать до потери сознания, до инвалидности наркоманов, пьяных и сопротивляющихся аресту допустимо и оправданно. Садистская психология полицейского начальства не предусматривает простую возможность надеть на задержанного наручники и отвезти его в участок.
Но даже доказав в суде свою невиновность, избитые и оклеветанные люди не могут добиться наказания преступников в полицейской форме.
Мы считаем, что ответственность за избиение Сергея несет лично генеральный прокурор, которому уже не раз указывалось на необходимость расследования случаев полицейского произвола и привлечения виновных к уголовной ответственности. Попустительствуя беспределу и выгораживая виновных, господин генеральный прокурор поощряет полицейское рукоприкладство, клевету и полную безнаказанность.
Мы требуем тщательного расследования данного случая независимой комиссией и привлечения всех полицейских, виновных в избиении, к уголовной ответственности.
Мы обещаем проследить за этим делом и не успокоимся, пока каждый из принимавших участие в избиении не предстанет перед судом.

_______________________________________________________



4.9.05

А СУДЬИ КТО?


В четверг, 31 августа, в Хайфе состоялась демонстрация протеста против полицейского произвола. Неделей ранее хайфский спецназ жестоко избил репатрианта, солдата ЦАХАЛа Сергея Звездина, четыре года назад пострадавшего в теракте. Одновременно с ним были избиты еще два молодых человека, уже скованные по рукам и ногам.
На площади перед зданием хайфской полиции собрались репатрианты всех возрастов, от подростков до пожилых людей, дабы выразить возмущение бесчеловечным и противозаконным поведением полицейских.
 
  
 

Митинг начался с выступления организатора демонстрации Игоря Глидера, председателя хайфского управления абсорбции, и Владимира Индикта, исполнительного директора Комитета в защиту демократии и прав человека. Затем выступали собравшиеся, и из их слов становилось ясно, что предвзятое отношение полиции к русскоязычным репатриантам ни для кого не сюрприз. Это скорее обыденность, в которой приходится жить выходцам из бывшего СССР, особенно тем из них, кому довелось иметь дело с правоохранительными органами, причем не обязательно в качестве подозреваемых.
 
  
 

Как заметил Владимир Индикт, выступая на митинге, хайфский случай отнюдь не уникален, и Хайфа в данном случае не исключение. Полицейские систематически жестоко избивают и унижают репатриантов в разных городах, оправдывая это беззаконие 'нападением на полицию', 'сопротивлением аресту', даже когда речь идет о пенсионерах и подростках против отряда здоровых, вооруженных по всем правилам полицейских. Причем 'сопротивлением аресту' у полицейских обычно называется просьба показать удостоверение или попытка выяснить причину этого самого ареста. Больному человеку, периодически делающему себе инъекции, наносят жестокие побои, а затем в ответ на запросы газет пресс-служба полиции пишет, что он наркоман. Избиение в Хайфе полиция объяснила тем, что избитые были пьяны и хулиганили. Это опровергают все свидетели, но намек полиции ясен - пьяного человека или наркомана можно избить дубинками до потери сознания и оставить лежать на асфальте, что и проделали хайфские служители порядка с Сергеем Звездиным.
Но чтобы почувствовать на себе дискриминацию, необязательно быть подозреваемым. В Комитет неоднократно поступали заявления о том, что полиция не реагирует на жалобы русскоязычных граждан, не уделяет им должного внимания и не принимает необходимых мер. Если в Хайфе на жалобу по поводу нарушения тишины 'русскими' немедленно прибыл спецназ, и, не разбираясь, пустил в ход дубинки, то в Ашдоде неоднократные жалобы пенсионерки Софьи Мезенцовой на компанию безработных наркоманов и уголовников отнюдь не российского происхождения в течение двух с половиной лет остаются практически без внимания. У Софьи больная дочь, сама она пожилой человек, и ей трудно выносить шум, музыку и разборки в левантийском стиле до 2-3 часов ночи. На просьбы угомониться соседи реагируют агрессивно, однажды пытались выбить Софье дверь и сломали замок, в другой раз ей разбили камнем оконное стекло. Вызванная полиция лишь зафиксировала события, и уехала.
'Полиция в Ашдоде не работает', - подчеркивает Софья в своем письме. Софья не совсем права. Полиция бездействует не только в Ашдоде, бездействует она и в других городах, судя по многочисленным обращениям в Комитет. Только бездействие это избирательно. От жалоб русскоязычных репатриантов полиция отмахивается, а вот жалобы на репатриантов и подозрения в их адрес расцениваются полицией как заведомая виновность, и полиция сама выносит приговор, часто довольно болезненный. К сожалению, пострадавшим от действий полиции, не приходится рассчитывать на справедливость, так как отдел минюста (МАХАШ), который должен разбирать подобные случаи, вместо того, чтобы привлекать полицейских к уголовной ответственности за произвол и насилие, покрывает их, поощряя к дальнейшим нарушениям. Только сейчас, после 10 лет настойчивых требований и напоминаний Комитета в защиту демократии и прав человека, государственный контролер в своем последнем отчете указал на вопиющую недостаточность принимаемых мер по жалобам на действия полиции, как со стороны самой полиции, так и отдела минюста по внутренним расследованиям.
. Мы живем в правовом государстве, где в ходу право полицейской дубинки, право волокиты, право безнаказанности. В правовую и юридическую систему Израиля уже давно верят лишь те, кто не сталкивался с ней лично. Но терпение людей не безгранично.
Всякий раз, как преступники в погонах уходят от ответственности, всякий раз, как судебные решения представляют собой издевательство над основами юриспруденции и здравым смыслом, люди все больше укрепляются во мнении о том, что в стране царит беззаконие, и что те, кто сам открыто нарушает закон, не вправе требовать от других его соблюдать.




Адвокат Константин Бойко,
председатель Комитета в защиту демократии и прав человека
____________________________________________________