Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Личное мнение:Кому нужны полицейские?
 

 
  
 
'Только этого нам не хватало', - вздыхали репатрианты из СНГ, собравшиеся на прошлой неделе в ашкелонском районе Неве-Адарим, дома у Александра Шутюка. Обсуждалось намерение полиции увеличить количество патрулей на улицах израильских городов.



- Только этого нам не хватало, - повторяли они с грустным цинизмом, а некоторые и со страхом.



Речь идет не о банде уголовников, боящейся того, что полиция собирается положить конец уличным бесчинствам. Большинство участников беседы были женщины и мужчины от 40 до 70 лет, которые в процессе абсорбции имели несчастье испытать на собственном опыте все 'прелести' полицейского насилия. У многих репатриантов после встреч с полицией остались неизгладимые шрамы как на теле, так и в душе. Неудивительно, что они не считают полицию решением проблемы - они считают ее самой проблемой.

И не только они. Идея о решении проблемы насилия на улицах путем усиленного патрулирования обсуждалась на этой неделе во многих районах и домах. 'Насилие' стало главной темой этой недели, точно так же, как на прошлой неделе ею была 'коррупция', с традиционной израильской быстротой задвинутая на задворки общественного сознания. Рудольф Джулиани, мэр Нью-Йорка, сумевший потрясающим образом расправиться с преступностью у себя в городе, стал кумиром израильских муниципальных стратегов. Впрочем, из всего сложного и многоэтапного плана Джулиани они усвоили только одну идею - выставить на улицах побольше полицейских. Они проигнорировали тот факт, что во время осуществления этого плана в США произошли большие экономические улучшения, которые привели к снижению уровня безработицы на 60%, и это сильно сократило масштабы преступности.

Местные 'джулиани' действуют в трудных социальных условиях, отнюдь не упрощающих задачу. Те группы населения, среди которых собираются работать усиленные наряды полиции, как раз и конфликтуют больше всего с государством и правоохранительными органами: это арабы, репатрианты из СНГ и выходцы из Эфиопии. Для многих представителей этих слоев населения полиция не избавитель, а враг.

С ашкелонской террасы Шутюков открывается вид на место преступления. Но преступление рядом с их домом совершили не уголовники, а агрессивные полицейские, и это событие будоражит всю русскоязычную общину Ашкелона с прошлого июля. Все началось с прихода двух судебных исполнителей к пожилым родителям Леонида Рудницкого, чтобы конфисковать телевизор за якобы неуплаченный штраф, полученный во время поездки в Беэр-Шеву. У этих людей нет машины, они даже не знают дороги в Беэр-Шеву. Случается. Но вот того, что произошло вслед за приходом исполнителей, случаться не должно. Родители, не поняв, что происходит, позвонили сыну. Их сын Леонид, прораб в строительной фирме, быстро поехал домой к родителям. Но еще быстрее туда добрались 11 полицейских. На шум собрались русскоязычные соседи. Началась драка. Результаты видны на больничных снимках, где Рудницкий сидит в гипсе, весь избитый, в кровоподтеках. После этого ему выдали справку о 30%-ой инвалидности, он потерял работу. По сути, его жизни разрушена.

Пятерым соседям, присутствовавшим при этой 'конфискации', тоже потребовалась госпитализация. В результате юридической борьбы, которую от имени Рудницкого ведет 'Комитет в защиту демократии и прав человека', репатриантская организация, занимающаяся конфликтами между полицией и населением, отдел минюста по расследованию преступлений полиции решил привлечь двух полицейских к дисциплинарной ответственности. Судебное обвинение против Рудницких за 'нападение на полицию' удалось в последний момент отменить. Их сосед, тоже пострадавший в этой 'схватке' и попавший в больницу, получил аж от самого Ариэля Шарона письмо, изобилующее извинениями и заверениями в любви к новым репатриантам.

У каждого из людей, сидевших вокруг стола в доме у Шутюков, была своя история, и все эти истории имели много общего. Лили Найдис с плачем рассказывала о своем сыне, отличнике армейской службы, арестованным за употребление наркотиков. Собственно, его арестовали из-за найденного у него в кармане шприца, которым тот сам себе делает уколы от хронической болезни. Его допрашивали несколько часов, и после этого допроса юному солдату пришлось несколько суток принимать успокоительное. Его мать, прибежавшая в полицейское отделение, подверглась унижениям и оскорблениям. Наталья Полищук, пожилая репатриантка, работавшая в России в госпрокуратуре, удостоилась от местного полицейского прозвища 'старая шлюха'. Все вместе утверждают, что полиция не торопится выезжать по вызовам новых репатриантов и часто отказывается принимать от них жалобы. Маленькие дети и внуки участников беседы при слове 'полицейский' рефлексивно напрягаются и сжимаются в комок. Дани, сын Леонида Рудницкого, учит криминалистику. Он мечтал работать в полиции, но теперь он уже в этом не уверен.



- Легче всего назвать это дискриминацией, - говорит адвокат Константин Бойко, юридический консультант Комитета. - Но это слишком поверхностный ответ. Мы до сих пор пытаемся понять, что же именно происходит.



Так или иначе, ясно, что эти люди не считают доброй вестью намерение увеличить число полицейских. И это несмотря на то, что количество преступлений в Ашкелоне достигает 2400 случаев в месяц, намного больше, чем средняя статистика преступности по стране. Им также не нравится мысль насчет русскоязычных полицейских.

Депутат Кнессета Роман Бронфман (фракция ЯХАД) беседовал на этой неделе с заместителем начальника отдела кадров главного департамента полиции бригадным генералом Узи Гореном. Бронфман считает, что набор русскоязычных полицейских поможет бороться с преступностью в русскоязычных кварталах и что эти полицейские станут 'мостом' между русскоязычной общиной, полицией и всем израильским обществом. Генерал Горен пообещал продолжить набор русскоязычных сотрудников в полицию.

В свою очередь, репатрианты утверждают, что русскоязычные полицейские сами не слишком разбираются в израильской действительности, они боятся потерять работу, и в результате зачастую доставляют людям больше хлопот, чем обычные полицейскиe.

Лили Галили,

газета "Ха-Арец" 12.6.05