Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Генеральному прокурору Израиля Эрану Шендару
 


30.11.05



Господин генеральный прокурор!

Мы очень обрадовались, получив наконец Ваш ответ на апелляцию по делу об избиении полицией пенсионеров Рудницких, который с нетерпением и с надеждой ждали около года. Не решаясь беспокоить Вас лично, мы даже попросили депутатов и генерального контролера напомнить Вам при случае, что есть, мол, избитые и униженные полицией люди, которые еще не утратили надежды на восстановление справедливости.
Во вступлении к письму Ваша помощница просит прощения за задержку с рассмотрением апелляции, оправдывая это тем, что та рассматривалась сначала в МАХАШе, а потом уже попала в прокуратуру. Мы не очень понимаем, как это могло случиться. Адвокат Константин Бойко, председатель Комитета, подававший апелляцию от имени пострадавших, человек аккуратный, он четко написал сверху: апелляция в Генеральную прокуратуру. Поскольку апелляция подавалась как раз на решение МАХАШа, мы затрудняемся понять, почему она несколько месяцев находилась на рассмотрении того же самого МАХАШа до того, как попала к Вам.
Но ничего страшного. Главное, чтобы справедливость была восстановлена. К сожалению, результаты вашей годичной работы мы вынуждены признать неудовлетворительными. Мы просили Вас привлечь виновных к уголовной ответственности, как это принято в правовом государстве. Вы решили оставить в силе привлечение двоих полицейских к дисциплинарному суду и даже добавили к ним третьего, подбившего глаз пенсионеру. И то только учитывая 'показания четырех соседок, возраст потерпевшего и то, что эту травму нельзя было получить в результате падения'. Двоих других к дисциплинарной ответственности привлекли за 'использование дубинок, не соответствующее полицейским инструкциям'. Вы сами пишете: 'на определенном этапе господин Рудницкий убежал от полицейского за заднюю часть дома, и полицейские Давид Азран и Габриэль Коэн догнали его там и применили силу, чтобы его задержать. Это применение силы включало и дубинки. В ходе этих событий вашему подзащитному были нанесены многочисленные удары, в результате чего ему потребовалась госпитализация на несколько дней.
С другой стороны, у полицейского Давида Азрана в результате конфликта была рассечена бровь, и ее пришлось зашивать'.
То есть, с одной стороны многочисленные побои, госпитализация и, главное, о чем вы скромно умолчали - человек остался инвалидом. С другой стороны - рассеченная бровь полицейского. Вы считаете остервенелое избиение человека дубинками нарушением дисциплины. В нарушители дисциплины также записали полицейского, который бил пожилого беспомощного человека кулаком в лицо.
На жалобы прочих истцов, которым также досталось от служителей порядка, ответ еще проще: 'относительно жалоб остальных ваших подзащитных - несмотря на тщательное изучение материалов дела, ни в одном случае не удалось установить, с какими конкретно полицейскими возникли конфликты у каждого из жалобщиков'. Это странно, учитывая, что в числе ваших аргументов относительно долгого времени рассмотрения апелляции фигурирует и ее большой объем. Но получается, что изрядная часть апелляции вообще осталась нерассмотренной.
Не установлено, кто именно из 13 полицейских толкнул на землю пенсионерку Наталью Полищук, работавшую до репатриации прокурором города, и обозвал ее 'старой проституткой'. Не установлено, кто из них бил каждого из пяти соседей, тоже попавших в больницу. И об этом пишут между прочим, как бы в порядке вещей. А ведь есть десятки свидетелей, готовых дать показания. Людей избивали на улице, при всем честном народе, всех, кто попадался под руку, просто за крик 'Что же вы делаете?' И то, что это делали полицейские, лишь усугубляет тяжесть содеянного, а не облегчает ее.
Мы вынуждены назвать работу, проделанную генпрокуратурой, некомпетентной, попросту халтурной, а ее ответ - отпиской. И это в лучшем случае. В худшем - сознательным покрыванием преступников.
Еще один полицейский, привлеченный к дисциплинарному суду - это не восстановление справедливости, а нечто вроде кости, брошенной, чтобы заткнуть рот лающей собаке. Весь этот торг не имеет ничего общего с настоящим правосудием и настоящей юридической системой. Министерство юстиции, в том числе прокуратура и МАХАШ, покрывают преступников в полицейской форме, они стоят, как барьер, между полицейским криминалом и уголовными судами.
Нежелание или неспособность МАХАШа и прокуратуры выполнять свою работу приводит к постоянному росту полицейского произвола, к безнаказанности громил в погонах, к появлению у них чувства вседозволенности. И эта вседозволенность будет процветать до тех пор, пока общество будет мириться с фактически узаконенным полицейским беспределом.


Владимир Индикт, исполнительный директор Комитета в защиту демократии и прав человека


Копии: юридическому советнику премьер-министра, премьер-министру, президенту Израиля, депутатам Кнессета

Ссылки по теме:

http://www.proizvol.zportal.info/modules.php?name=News&file=article&sid=50
http://www.proizvol.zportal.info/modules.php?name=News&file=article&sid=51
http://www.proizvol.zportal.info/modules.php?name=News&file=article&sid=21
http://www.proizvol.zportal.info/modules.php?name=News&file=article&sid=29