Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Возможно, на этот раз.
 
Ави Аяш, кандидат в мэры Ашкелона, вероятно, один из самых разочарованных по результатам прошлых выборов мэра, состоявшихся 4 года назад. Все опросы общественного мнения тогда показывали 'Аяш', уличные разговоры, толпы активистов, окружавших его и даже СМИ усиливали впечатление, что его победа обеспечена. Но несмотря на все это, и как часто случается, 'двое спорят, а третий берет', так произошло и в Ашкелоне-2004. Шабтай Цур и Ави Аяш обнажили шпаги, а Рони Маацри, тихий кандидат, получавший низкие проценты в опросах, победил в этой битве.
Аяш не сдается. С момента выборов и до сегодняшнего дня он не скрывает своего намерения вновь сражаться, научившись многому и приобретя опыт, он на этот раз настроен на победу. Тот факт, что Маацри, несмотря на скандалы и угрожающие отношения общественности, пока еще имеет по опросам проценты равные Аяшу, тем не менее не предвещает для него ничего хорошего. Поняв, что к опросам нужно относиться не более как к индексу, сегодня Аяш больше предпочитает реальные голоса, и это именно то, что, по его мнению, движет его вперед. Тот факт, что к его голосу как председателю оппозиции не прислушиваются в должной мере, он отметает взмахом руки. Факт, что руководители города не занимались многими вопросами, отмеченными в отчете контролера он, будучи председателем контрольной комиссии муниципалитета, объясняет незаинтересованностью комиссии. Куда пропали все члены движения - он объясняет тем, что они были интересантами, а сейчас с ним иные люди и это дает надежду. На ваш суд - вечный кандидат.

- Как лидер оппозиции последней каденции, какими вопросами вы занимались и какими пытались заниматься, но безуспешно?

- Оппозиция при демократическом строе - важнейший орган, на мой взгляд. Я это вижу по реакции улицы и по фактическим результатам. На протяжении своего пребывания в оппозиции я пытался сохранять принципы демократии и не колеблясь обращался при необходимости в судебные инстанции, чтобы стукнуть коррупционную администрацию. Я был постоянно связан с прессой и с широкой общественностью. Подавал предложения по повестке дня по многим темам, обращался с депутатскими запросами по животрепещущим для горожан направлениям. Присутствовал на заседаниях горсовета на протяжении всей каденции и высказывал собственное мнение по всем обсуждавшимся вопросам, что, без сомнений, влияло на окончательное принятие решений.

- Сразу после выборов ты был в коалиции, и только потом перешел в оппозицию. Это произошло из-за личной неприязни по отношению к мэру, либо, возможно, по причине, что не получил какую-либо высокую должность?

- Вскоре после выборов около 50 ведущих активистов нашего движения собрались вместе и приняли решение поддержать городское большинство, которое нашло правильным дать возможность новой администрации пройти положенный период обкатки. Хотя я полагал, что в этом нет особого смысла, я принял мнение большинства с условием, что я и второй номер в списке - Давид Рознер присоединимся к коалиции без того, чтобы требовать какие-либо должности и прочие блага. Для меня было важно доказать людям, что мы пришли в коалицию не за должностями. Вскоре я взял на себя такие поручение горожан заняться проблемой крытого рынка, которую не могли решить на протяжении десятков лет. Я сумел найти оригинальное решение этой проблемы, имеющее поистине историческое значение, которое изложил мэру, но тот отклонил мою идею, причем лишь по причине, что это может принести мне славу в народе на поколения. Мелкий политический расчет двигал им. Тогда же обнаружились и другие качества мэра - его закрытость, отсутствие прозрачности, все это проявлялось отчетливо при рассмотрении различных подаваемых мною проектов и предложений. В конце концов это вылилось в бурные разногласия между нами при обсуждении проекта бюджета, в частности - по поводу способа утверждения бюджета. Тогда я и оказался на скамье оппозиции. В тот же момент я увидел, что город за мной и стал бороться за проведение досрочных выборов. Был создан специальный штаб. К сожалению, большинство депутатов тогда не решились на резкие действия кроме нескольких человек и сейчас жалеют об этом.

Продолжение следует

- Можешь ли ты указать на одно существенное достижение оппозиции за период твоей бытности ее председателем?

- Оппозиция сумела приостановить цикл политических назначений, которая могла стать нормой нынешней каденции избранного мэра города. Если бы мы не стояли на страже как посредством обращений в суды, например по поводу незаконного назначения генерального директора экономической компании, который в итоге уволился, или по назначению муниципального контролера и других, цепочка подобных незаконных назначений была бы бесконечной. У меня есть достоверные сведения, что впоследствии перед каждым предложением кандидатур на должности взвешивалась вероятность того, что Аяш организует обращение в суд. У меня нет сомнения, что мы сумели приостановить это явление. Оппозиции удалось выправить перекос власти и не допустить того, чтобы мэр города осуществил большинство своих обещаний по раздаче должностей, которые он раздавал до и в процессе избирательной кампании.

- Будучи председателем контрольной комиссии, почему вы как депутаты и один из вас - как председатель комиссии - бездействовали и не обратились в полицию по вопросу религиозного совета, в свете проверки муниципального контролера, выявившей такие ужасные нарушения вплоть до подозрений в уголовных преступлениях со стороны Бени Бублиля и других членов религиозного совета?

- Я обязан заметить, что отчет, составленный по данному вопросу был на мой взгляд странным. С чего это вдруг нынешний контролер муниципалитета стал копаться в событиях 2000 года. Его функции - контролировать муниципалитет сегодня и на будущее, готовить нас к большей эффективности, а не обслуживать те или иные цели. На мой взгляд, было указание его патрона, причем с нехорошим привкусом и явной тендециозностью. Возвращаться в прошлое было абсолютно излишним. А по сути вопроса - не должность депутатов подавать жалобы в полицию. Мэр города должен делать это в любой момент, если считает это нужным. Отчет муниципального контролера открыт для общественности, и любой гражданин имеет на это право. А если этого недостаточно, ведь отчет, между прочим, подается в полицию и та на свое усмотрение может начать расследование, если имеется общественный интерес. Не следует вменять это в обязанность депутатам. Я лично не занимаюсь копанием в прошлом, мой взор обращен в будущее, надеюсь лучшее для Ашкелона.

- На сколько городские проблемы, например Южной промзоны знакомы тебе и находился ли ты в качестве председателя оппозиции в связях с владельцами предприятий или бизнесменами?

- На протяжении всей каденции я был внимательным по отношению к проблемам владельцев предприятий, и если не со всеми, то с несколькими, являющимися моими друзьями. Один из них - Сильвио Акат, председатель объединения промышленников и торговцев из этой промзоны, информировал меня о тамошнем тяжелом положении. В первые годы я держал руку на пульсе по вопросу открытия южного шоссе и предпринимали усилия пока открытие не состоялось. На мой взгляд, эта промышленная зона не используется в полной мере и жалко что промзона 'Эрез' не была полностью перенесена туда сразу после размежевания. Это бы, без сомниния, усилило бы промзону во всех отношениях.