Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
'БЫЛОЕ И ДУМЫ'
Интервью с Яковом Крутом, молодым ашкелонцем, отмечающим в этом году 80-летний юбилей.

Владимир Сандлер
 
- Яков, здравствуйте, прежде всего я хочу представить Вас нашим читателям как известного в стране общественного деятеля, председателя 'Израильского Комитета в защиту демократии и прав человека'. Расскажите, пожалуйста о себе.
 
  
 

- Я родился в городе Ростов на-Дону в ортодоксальной еврейской семье. Прошел все обряды, которые положены еврейскому мальчику. 10 ноября 1941 года у меня была 'бар-мицва', а через девять дней город заняли немцы, но ненадолго. 27 ноября город был освобожден, а через 9 месяцев, спасаясь от наступающей немецкой армии, отец, мама и я оказались в станице Ново-Пашковская Краснодарского края, 3 августа 1942 года мы вновь оказались на оккупированной территории, откуда пытались бежать, но неудачно. Нас поместили вместе с другой еврейской семьей в помещение под надзор полицаев. Когда нависла угроза расстрела, и нам предложили для сохранения жизни принять христианство, отец ответил: 'Кем мы родились, тем и умрем'. Спас нас староста. Об этом жутком периоде я могу говорить долго, поэтому лучше адресовать читателей к моей выходящей вскоре книге воспоминаний 'Повесть о подаренной жизни'.

- Как сложилась Ваша жизнь после войны?

- Так получилось, что я окончил техникум, военно-авиационное училище, педагогический и финансово-экономический институты. Прошел путь от инженера до заместителя генерального директора производственного объединения. Был председателем совета главных экономистов Ростова-на-Дону.

- Судя по вашей фигуре и внешности, могу предположить, что вы были связаны со спортом. Я не ошибаюсь?

- Действительно, я всю свою жизнь дружу со спортом, был хорошим гимнастом, и если бы не мои другие увлечения и работа, мне пророчили высокие достижения.

- Традиционный для Израиля вопрос, с Вашего разрешения, я задам на иврите: 'Кама зман ата баарец'?

- Мы с женой репатриировались в 1994 году и с тех пор живем в Ашкелоне.

- Яков, как мне помнится, Ваше имя было связано в те годы с партией 'Исраэль бэ-Алия'?

- Это верно, я был председателем контрольной комиссии партии и, естественно, был связан со многими русскоязычными общинными лидерами, такими как Юрий Штерн (з.л.), Натан Щаранский, Михаил Нудельман и другие. Тогда же я инициировал проведение консультаций для репатриантов по вопросам, связанным с российским консульством. Еще в 1998 году я организовывал первый консульский прием в Ашкелоне.

- Яков, Вы являетесь председателем 'Комитета в защиту демократии и прав человека'. Расскажите, пожалуйста об этом.

- У истоков комитета был и остается Владимир Индикт, являющийся исполнительным директором. В состав учредительского совета входят известные в Израиле общественные деятели. Я же был избран председателем относительно недавно - около 2-х лет назад. Главное направление в работе комитета - борьба с противозаконными действиями полиции. За последнее время израильская полиция во многом изменила, благодаря нам, свое отношение к русскоговорящим, хотя отдельные рецедивы болезни еще имеют место.

- Сейчас в Ашкелоне развернулась предвыборная кампания, что вы думаете о ней?

- По-моему, только ленивый не выставил своей кандидатуры либо на должность мэра, либо как руководитель движения, чтобы попасть в городской совет. В этом смысле Ашкелон побил все рекорды.

- Почему же на этих выборах, по Вашему мнению, так много претендентов?

- Вопрос непростой. Начну издалека. 10 лет назад и гораздо ранее структура городской власти была таковой, что она подавляла всякую возможность реально с ней бороться. При этом было не так важно, кто именно занимал должность мэра. В горсовете фактически не было оппозиции, поэтому альтернативных кандидатов попросту не появлялось. Многие явления, связанные с ростом и развитием города, зависели не столько от руководства, сколько от внешних причин, и прежде всего - это мощная волна репатриации из бывшего СССР.

- Это верно. Но 5 лет назад на выборах 2003 года кандидатов уже было много. Как Вы полагаете, почему?

- Дело в том, что еще в 2000 году в городе появился молодой, энергичный и талантливый претендент на должность мэра - адвокат Ави Аяш. Вокруг него постепенно сложилось мощное общественное движение 'Единый Ашкелон', состоящее из представителей всех групп населения города. Достойное место в нем заняла русскоговорящая фракция. Именно эта новая сила сумела 'развеять миф о непобедимости' старой системы власти, она затрещала по швам, что и привело в итоге к феномену со множеством кандидатов. Напомню, что накануне прошлых выборов власть предержащая группа совсем не от хорошей жизни поменяла тогдашнего мэра Бени Вакнина на Шабтая Цура с единственной целью - привлечь на свою сторону значительную часть 'русской улицы', чтобы противостоять мощному наступлению новых прогрессивных сил во главе с Ави Аяшем. Но и эта 'рокировка' не помогла, впервые за многие годы действующий мэр не смог набрать 40% голосов избирателей, и для выявления победителя потребовалось провести второй круг выборов. При этом в день выборов случился досадный казус: почувствовав преждевременно вкус победы, многие из активистов движения Ави Аяша вошли в состояние эйфории, расслабились и не побеспокоились о том, чтобы привести всех своих потенциальных избирателей к урнам для голосования. Такая ошибка дорого обошлась городу и всем ашкелонцам. Особенно в крупном проигрыше оказались мы, русскоязычные.

- Как Вы относитесь к тому факту, что прежнее руководство вновь стремится во власть?

- С точки зрения бывших и настоящих руководителей, это дело естественное. Однако я, как и большинство жителей города, особенно русскоязычных, отношусь к этому отрицательно. Город нуждается в абсолютно новом подходе к решению назревших проблем. Это мнение подтверждают и результаты прошлых выборов, когда люди, желая перемен, купились на лозунги движения 'Новый Ашкелон', проголосовали за его представителей, но оказались обмануты. Никаких обещаных глобальных перемен в структуре муниципалитета не произошло, почти все руководители, включая генерального директора, остались на своих местах. А те проекты, которые новые руководители попытались внедрить, например, программу принудительного трудоустройства 'Висконсин', оказались крайне неудачными и привели к дополнительным страданиям самых социально слабых слоев ашкелонцев: новых репатриантов, матерей-одиночек и лиц предпенсионного возраста.

- Однако, бытует мнение, что теперь бывший мэр хочет вернуться ради 'спасения' города?

- В самые последние дни, благодаря включению мощной пропагандистской машины, многие якобы достижения связываются с именем Бени Вакнина, бывшего до 2003 года мэром города. На самом же деле, в результате этих 'достижений' Ашкелон попал в список беднейших городов Израиля. Сравнение с соседним Ашдодом является доказательством того, что местное руководство отнюдь не было на высоте. Это факт, что в Ашкелоне нет предприятий высокой технологии. Молодежь, получив образование, бежит в другие города, включая маленький Кирьят Гат. Сфера туризма и отдыха не развивается. В результате такой порочной политики имеет место демографический провал, идет отток молодежи, население города стареет. Это крайне негативный, но к сожалению, объективный показатель. Мы должны идти вперед, а не возвращаться на 10 лет назад. Это было бы большой и, на мой взгляд, непоправимой ошибкой.

- И все же, Яков, где гаранития, что Ави Аяш выполнит свои обещания и принесет городу расцвет и процветание?

- Я многие годы слежу за его деятельностью. Ави проявил себя на протяжении нынешней каденции как исключительно грамотный, творческий человек, настоящий лидер, окруженный большой группой интеллигентных специалистов, среди которых известные бизнесмены, адвокаты, инженеры, преподаватели, врачи, а также люди творческих профессий, деятели культуры и искусства, писатели и поэты. Огромный авторитет Ави Аяша среди ашкелонцев, особенно русскоязычных, базируется на его делах. Он привержен принципам демократии и закона, никогда не дает беспочвенных обещаний. У меня нет сомнений в его порядочности и добросердечности. Вот уже восемь лет он активно работает на благо горожан, возглавляет оппозицию в городском совете, находясь в коалиции с горожанами и отстаивая их интересы.