Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ЧЕРЕЗ ГОД ПОСЛЕ НАЧАЛА МАРША 27.04.17
 
Владимир Сандлер

 
  
 


Для тех, кто забыл, или не понял, о каком марше идёт речь, напомню, что ровно год назад в нашем журнале были опубликованы, одна за другой, две мои статьи. Первая из них называлась 'Русские идут', а вторая - 'Куда и зачем идут русские'. Обе статьи вызвали тогда оживлённый интерес, ведь речь шла об объединении двух конкурирующих друг с другом фракций русскоязычных депутатов в городском совете Ашкелона.
Напомню также, что многие высказывали скепсис и неверие в то, что наши депутаты сумеют совместной деятельностью чего-либо добиться. А некоторые даже предрекали, что, как это уже бывало в прошлом, депутаты вновь разбегутся в разные стороны, приманенные политическими провокаторами и подстрекателями.
Скажу откровенно, путь не был лёгким. Иногда казалось, что вот-вот произойдёт разрыв. Но в итоге здравый смысл восторжествовал. Четвёрка наших представителей сохранила монолитность, и благодарность за единство не преминула последовать. На выборах временного исполняющего обязанности мэра Ашкелона, состоявшихся в прошлый четверг 20 апреля на специально созванном заседании городского совета, победу одержал бывший заместитель мэра Томер Глам. За него проголосовали 12 депутатов, тогда как его конкурент - бывший вице-мэр и председатель горсовета получил 10 голосов.
Таким образом, решающей силой в этой борьбе оказалась самая крупная фракция, насчитывающая 4 депутатских мандата, фракция НДИ.
Поздно вечером, накануне дня голосования, наши депутаты подписали коалиционное соглашение с Томером Глаамом, дающее членам фракции небывалые доселе полномочия. Председатель фракции Софа Бейлин становится первым заместителем мэра с исключительно широкими полномочиями. Ещё два депутата - Борис Манор и Юрий Брант получают статус вице-мэра. Депутат Давид Бен-Авраам получил портфель уполномоченного по мероприятиям городского масштаба. Кроме того, муниципалитет обязывается поддержать гуманитарно-воспитательный проект, продвигаемый Давидом вместе с Народным артистом России Юрием Куклачёвым, под рабочим названием 'Дворец кошек'.
Избранный временным мэром Томер Глаам представляет партию 'Кулану', которую возглавляет министр финансов Моше Кахлон. А ранее Томер был членом партии НДИ и сохраняет дружеские отношения с руководством нашей партии. Поздравляю Томера Глама, Софу Бейлин вместе с командой наших депутатов, а также всех членов русскоязычной общины Ашкелона с успехом прорывного характера! Так держать! Или, как говорят на иврите, 'Ешар коах!'

Вас же, уважаемые читатели, я от души поздравляю с грядущим Днём Независимости, 2-го мая мы с вами будем отмечать 69-ю годовщину создания еврейского государства на исконно нашей Обетованной земле! И, как обычно, Шабат Шалом!
Ваш Владимир Сандлер

А теперь я вновь передаю слово Сергею Ланевскому, ведь многим читателям так понравилось его повествование о встречах со знаменитыми людьми!

ВСТРЕЧИ СЕРГЕЯ ЛАНЕВСКОГО
(Продолжение. Начало - в выпусках 397,398)

Это интервью в СССР напечатано не было, и его содержание подробно пересказал мне сам Генрих Аверьянович. А ещё он брал интервью у Грэма Грина, Константина Симонова, Сальвадора Альенде, интервьюировал самого Рональда Рейгана. И делал обо всем этом необыкновенно интересные видеосюжеты.
Но я отвлёкся, да простит меня благосклонный Читатель. Вот справка. Генрих Аверьянович (Авиэзерович) Боровик - выпускник МГИМО, работал в журнале Огонек, автор очерков из горячих точек собкор АПН и Литературной газеты в США. С 1972 по 1982 годы - специальный корреспондент АПН и Литературной газеты, ведущий Международной Панорамы. В 1980 году попал в опалу - после критических замечаний по поводу войны в Афганистане. С 1987 - председатель советского Комитета защиты мира и заместитель председателя Всемирного Совета Мира. Лауреат Государственной премии СССР 1986 года. Автор исследования, посвященного известному агенту Киму Филби, автор нескольких пьес и романов. Автор сценариев и повестей. Почетный ректор Московского института телевидения и радиовещания (Останкино).
Генрих Аверьянович приятельствовал с папой Хэмом и брал интервью (и какие интервью!) в целой серии созданных им телепередач: у матери Терезы, дочери Антона Ивановича Деникина и ещё у многих известных и интересных людей. Уже одно это возводило моего собеседника на непостижимые для меня высоты профессионализма. Ведь тогда он был журналистом с другой, обратной (для своих респондентов) стороны железного занавеса. А эти незаурядные и интереснейшие люди, по праву вошедшие в мировую историю, разговаривали с ним, как со старым знакомым и как со своим близким человеком - благодаря его потрясающему обаянию.
И я почувствовал, что обязан задать ГА вопрос, ответ на который меня тогда уже очень интересовал. Я спросил ГА: 'А вот почему одни и те же события в изложении разных журналистов (исключая политические взгляды и конформизм) воспринимаются читательской аудиторией по-разному?' И, в качестве примера, рассказал, что, став читателем ашкелонского журнала "РИФ", открывая новый номер, первым делом нахожу в нем материал, написанный Владимиром Сандлером, а уже потом читаю всё остальное. 'Это хороший вопрос Серёжа' - сказал он, и ответил вопросом на вопрос: 'А как ты думаешь, почему в одной пекарне хлеб, выпекаемый одним пекарем, так хорош, что люди приезжают за ним с других концов города, зная, что была его смена. А вот хлеб, выпекаемый по точно такой же технологии и с использованием тех же ингридиентов, другим пекарем, получается не таким вкусным То же происходит, например, и с борщом или с пирогами. У одной хозяйки он - супер борщ, а вот у другой, который та готовила по точно такому же рецепту, совсем иным получается?' Я ответил, что не боясь высокопарности, назвал бы такой Дар "подарком небес", что это именно то, что принято считать талантом или призванием. Этот Дар - или есть он, или его нет. Как в старом анекдоте: деньги - они как талант, если есть - есть, если нет - нет! ГА рассмеялся и с напускной серьезностью сказал, что теперь он точно знает, что выбрал именно СВОЕ занятие в жизни. 'Сережа, - добавил ГА, - просто, когда человек выполняет свою работу, любую работу, будь он токарь, пекарь или слесарь, он должен её делать, вкладывая в нее свою душу. Тогда всё будет получаться. И еще, - сказал Генрих Аверьянович,- как бы подводя для себя итоги своей деятельности в профессии, - я вдруг понял что никогда не ставил перед собой цели добиваться руководящих постов или должностей, почетных званий или лауреатства (все это пришло в свое время само). Я понял простую вещь: понял, какую радость доставляют мне моя каждодневная работа, что я этим просто живу - встречами с потрясающе интересными людьми, общение с ними, и какое удовлетворение я испытываю каждый раз, когда понимаю, что моя очередная телепередача удалась, что зрители посмотревшие ее, получили удовольствие. И обнаружили для себя что-то новое и, может быть, важное. И представляешь, Сережа, состояние моей души, когда я, открывая однажды новую книгу Игоря Губермана (пожалуй в тот период моей жизни, да и по сей день, одного из самых любимых и уважаемых мною авторов), открывая наугад, сразу попадаю на такой его гарик: "В ЭТОЙ ЖИЗНИ Я СДЕЛАЛ НЕ МНОГО - НЕ ИЗ ЛЕННОСТИ И НЕБРЕЖЕНИЯ, МНЕ БЫЛА ИНТЕРЕСНА ДОРОГА, А НЕ УЗКИЙ ТУПИК ДОСТИЖЕНИЯ..." Представляешь, мистическим каким-то образом, автор в одном четверостишии сформулировал давно мною осознанный мой собственный - и к своей жизни, и к своей профессии подход, так сказать - мой "модус операнди"'.
Продолжение следует.