Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ТОРЖЕСТВО 'АНТИСИОНИСТОВ' И ГЛАМУР АККОРДЕОНА
 
Владимир Сандлер
 
  
 

Когда в процессе только что закончившейся избирательной кампании возник новый для израильского партийно-политического спектра термин 'сионстский лагерь', я невольно вспомнил ситуацию начала 80-х годов в Советском Союзе. Тогда по инициативе КПСС и КГБ был создан 'Антисионистский комитет', целями которого являлись противостояние сионизму и его критика. В газете 'Правда' в связи с этим разъяснялось:
'По своей сути сионизм концентрирует в себе крайний национализм, шовинизм и расовую нетерпимость, оправдание территориальных захватов и аннексий, вооружённый авантюризм, культ политической вседозволенности и безнаказанности, демагогию и идеологические диверсии, грязные маневры и вероломство'.
Понятно, что термин 'сионстский лагерь', применительно к нынешней избирательной кампании, не имеет ничего общего с терминологией апологетов 'развитого социализма'. Но если исходить из так называемой 'формальной логики', то в противоположность левоцентристской идеологии 'сионистского лагеря', склонной поддаваться давлению некоторых проарабски настроенных западных лидеров, партии, исповедующие более жесткую позицию по национальному вопросу, (такие как Ликуд, НДИ, Еврейский дом и пр.) должны были бы именоваться 'антисионистские'. Вот такой забавный терминологический парадокс.

Как говорится, только ленивый не писал о том, как провалились все опросы общественного мнения, предсказывавшие победу сионистскому лагерю на выборах в Кнессет. Но я хочу обратить ваше внимание на интерактивный опрос, проходивший в течение 3-х месяцев на ашкелонском ивритоязычном сайте 'Ashqelon.net'. Этот опрос на удивление точно предсказал фактические результаты голосования в нашем городе по всем партийным спискам кроме одного. И этот единственный - список партии НДИ. Вместо предсказанных 5-ти процентов (в целом по Израилю НДИ получила как раз 5 %), партия Либермана набрала в Ашкелоне около 15%. Это самый высокий результат среди всех крупных городов страны, который соответствует 18-ти депутатским мандатам! Надо сказать, что и в Ашдоде и в Беэр-Шеве процент голосовавших за НДИ также относительно высокий - около 12%. Но это при том, что процент русскоязычных жителей в Ашдоде и Беэр-Шеве выше, чем в Ашкелоне, а процент голосовавших за НДИ - ниже. Заместитель мэра Алик Солтанович может поставить себе в зачёт очередной успех. Отлично потрудились активисты партии и предвыборный штаб. Не хочу выделять кого-либо особо, дабы не обидеть остальных. Разве что с чувством гордости за причастность к успеху отмечу коллектив редакции журнала РИФ и городского сайта 'Ашкелон.ру', руководит которыми Давид Бен Авраам, выступивший с весьма зрелыми в журналистском и политическом аспектах материалами. Выборы в очередной раз продемонстрировали, что основной электорат партии НДИ - выходцы из бывшего СССР, которые не позволили определённым силам, развязавшим беспрецедентную кампанию в СМИ, стереть имя партии с политической арены страны. И в нынешней каденции депутатам от НДИ следует, на мой взгляд, сместить шкалу приоритетов в сторону более активного и концентрированного лоббирования интересов нашей общины.

После напряжённого, исключительно нервного, периода действий и переживаний, связанных с избирательной кампанией, отличной разрядкой является поход на концерт классической музыки. На этот раз руководитель абонемента в ашкелонском Дворце культуры Мила Беккер подготовила программу, в которой приняли участие Камерный кибуцный оркестр из Нетании и Ксения Сидорова - аккордеонистка из Лондона.
 
  
 

Но прежде всего я хочу рассказать о Ксюше - молодой красавице, с внешностью и пластикой фотомодели, которую многие в Европе знают как 'гламурную девушку с аккордеоном'. Скажу откровенно: стоило всё бросить и прийти на концерт только ради того, чтобы на неё посмотреть. А мне к тому же посчастливилось с ней пообщаться накоротке. Она мне и поведала, что родилась и выросла в Риге, где по настоянию бабушки стала играть не на рояле, как поначалу хотела, а на аккордеоне. Окончив музыкальную школу,
 
  
 
Ксюша выиграла конкурс 'Шанс молодым', после чего записала диск - это был приз для победителя. Профессор Лондонской Королевской академии Оуэн Мюррей, услышав запись, пригласил Ксюшу к себе на прослушивание. Её сразу же приняли на учёбу и назначили стипендию.
 
  
 
К сения с отличием закончила академию и теперь активно выступает по всему миру. Она побеждала на многих международных конкурсах. В 2009 году получила премию друзей Королевской академии, которая дала ей возможность дебютировать c концертом в Уигмор-Холле в Лондоне. Ксюша сказала мне, что она в восторге от Израиля, и это было видно по её сияющему обворожительной улыбкой лицу.

 
  
 


Ксюша исполнила в сопровождении оркестра концерт Баха в переложении для аккордеона и два замечательных опуса в ритме аргентинского танго Астора Пьяццоллы. Слушать игру Ксюши Сидоровой и одновременно лицезреть её - невероятное наслаждение. Вторым солистом был скрипач-виртуоз оркестра, хорошо знакомый мне и многим ашкелонцам, Павел Левин. Именно Павел, с которым мы встретились в антракте, представил меня Ксении.
А ещё я обязан рассказать вам о дирижёре. Совершенная пластика, музыкальность в сочетании с классическим фраком, который сегодня редко увидишь, уже производят впечатление. Салим Абуд Ашкар - израильский араб - известен как пианист и дирижёр далеко за пределами нашей страны. Он учился у знаменитого Даниэля Баренбойма, сегодня - главного дирижёра и музыкального руководителя миланского театра 'Ла-Скала' - израильтянина, родившегося в Аргентине в семье выходцев из России. Между прочим, Даниэль женат на великолепной пианистке Елене Башкировой, дочери Дмитрия Башкирова, одного из крупнейших пианистов современности.
Но вернёмся к Салиму. Особенно он раскрылся во втором отделении концерта, когда исполнялась Третья, Шотландская симфония Феликса Мендельсона. Абсолютно гениальная музыка этого еврейского композитора-романтика! Здесь и яркие картины обдуваемых всеми ветрами крутых берегов сопровождаемые океаном страстей. И запахи диких цветов, и некие разрывы эмоций то и дело почти физически ощущаемые внутри. Я увидел и услышал, как дирижёр и послушный его воле оркестр страдают и наслаждаются одновременно, переисполненные чувствами. А местами - доходящая почти до оргазма радость и даже оттенки юмора. Звуки медных, временами напоминающие шотландскую волынку, удивительно сочетаются с яркими красками скрипок и альтов, философской глубиной виолончелей и мудростью контрабасов.
Дирижёр творил это чудо, эмоционально и точно взмахивая своей волшебной палочкой, вынимая из завороженного им и музыкой оркестра нужный звук и интонацию.

Шабат Шалом!