Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
И ВНОВЬ О ПЕНСИЯХ, КУЛЬТУРЕ И ПОЛИТИКЕ
 
Владимир Сандлер
 
  
 

Партия Наш дом Израиль резко активизировала деятельность в части проектов, направленных на социальную компоненту своего основного электората - русскоязычных израильтян.

На прошлой неделе мы с Лилией Кокет, в качестве представителей двух организаций: "Комитет в защиту демократии и прав человека" и объединение выходцев из России "Волга", были приглашены на совещание, которое проводилось в зале фракции НДИ в Кнессете.
Темой обсуждения был разработанный членами фракции проект комплексной пенсионной реформы, призванный приостановить лавинообразный процесс обнищания огромной массы работающих израильтян, достигающих пенсионного возраста, но не имеющих пенсионных накоплений.

Небольшой зал был забит до отказа, стульев на всех явно не хватало. Среди участников было много знакомых лиц. Журналисты: Михаил Гильбоа, Владимир Бейдер, Лев Авенайс, Михаил Джагинов и др. Известные общественные активисты: Александр Берман, Давид Эйдельман, Владимир Книжник, Давид Левин, Михаил Ольшанский, Александр Калантырский, а также молодые: Татьяна и Александр Берлины.
 
  
 
Надо сказать, что основные идеи нового закона мы уже не раз обсуждали с автором проекта - Леонидом Литинецким. Сначала - во время последней кампании выборов в Кнессет, потом - на митинге протеста, проходившем в Тель-Авиве в ноябре прошлого года. У нас с Леонидом в главном мнения сходятся. Размер пенсионного пособия у гражданина, проработавшего всю жизнь, включая стаж в стране исхода, должен быть сопоставим с принятым в Израиле уровнем минимальной зарплаты.
О важности скорейшего решения назревшей до предела острейшей проблемы говорили все участники совещания, включая Авигдора Либермана, Софу Ландвер и Леонида Литинецкого.
Однако, всем понятно, что провести в Кнессете столь кардинальный закон в нынешней каденции, когда партия НДИ находится в оппозиции, шансов не слишком много. Вся надежда на то, что, обладая большинством всего лишь в 2 мандата, право-религиозная коалиция долго не устоит, и состоятся досрочные выборы.

Как известно, и ситуация в управленческих структурах Ашкелона на данный момент также весьма туманна. Итамар Шимони должен вернуться в свой кабинет на 4-м этаже здания муниципалитета 11 марта. Хотелось бы надеяться, что полиция и прокуратура не сумеют составить обвинительное заключение.
Пока же ясно одно: на мартовском заседании городского совета Ашкелона, впервые в качестве депутата примет участие Давид Бен-Авраам, с чем я его от души поздравляю. Выражу надежду, что Давид проявит себя на этом поприще с самой лучшей стороны, и наши избиратели получат в его лице исключительно активного и полезного представителя.
Давид просил меня пригласить читателей РИФа на это заседание, которое откроется 7-го марта в 6 часов вечера.
Пока же Давид, как говорится, по горло занят продюссированием важного события в культурной жизни страны. 10 марта во Дворце спорта города Холон впервые состоится ледовое шоу. Лучшие фигуристы России и мира в сопровождении музыкантов и певцов готовятся показать израильтянам зрелище небывалого масштаба.
 
  
 

По сути, это своего рода эпохальное событие для нашей страны. Полагаю, что ашкелонцы будут гордиться, что в осуществлении этого проекта главные роли взяли на себя наши земляки: Давид Бен-Авраам, Марк Бандурянский, Джозеф Алхазов и другие.

Тем временем, культурная жизнь в нашем городе бурлит и клокочет. И я хочу особо выделить два события из этого ряда.
Первое - это очередной концерт джазовой тематики из цикла 'В кругу друзей Эдуарда Львова', состоявшийся в концертном зале матнаса Вольденберг. Я уже как-то рассказывал, что каждый раз, идя на творческую встречу с Эдуардом, я предчувствую, вернее сказать, предвкушаю, подобно гурману, нечто необычное, некий сюрприз из области высокого искусства.
 
  
 
И, видимо, не случайно, когда я после концерта в восторженном состоянии зашёл за кулисы, первая аллегория, которая непроизвольно вырвалась из меня при встрече с участниками шоу, была связана с опьяняющим ароматом музыкально-поэтического глинтвейна. А до этого были два с половиной часа погружения в некую радостную сомнамбулу, в некую нирвану, когда нет никакого желания выходить из этого состояния перманентного чувственного балдежа. Каждый из музыкантов, участвовавших в концерте, по-своему уникален и заслуживает отдельной статьи. Я лишь перечислю их имена. Леонид Сендерский - один из ведущих альт и сопрано саксофонистов Европы, его супруга Ольга Сендерская - классическое сопрано, солистка Израильской Оперы. Бени Герцен - певец, долгие годы работавший в США и покоривший американцев своей неповторимой манерой пения, куражом и стилем. Тони Романо - американский гитарист и композитор, один из ведущих участников Нью-Йоркской и Лондонской джазовых сцен. Эхуд Эттун - лучший израильский контрабасист, постоянно проживающий в США. Александр Веригин - виртуоз трубы и флюгельгорна. Гаспер Бертранселдж - гений ударных. Татьяна Галицкая - джазовый вокал. Вот таких звёздных музыкантов собрал маэстро Эдуард Львов в Ашкелоне. Он же сумел создать в зале ту самую поистине творческую атмосферу, в которой лишь и может рождаться настоящий джазовый кураж, захвативший всех зрителей, ставших соучастниками этого музыкального чуда. Кстати, следующий концерт Эдуард проводит 15 марта в матнасе Вольденберг. Начало в 19:30.

Второе культурное событие - это спектакль 'Иванов' по пьесе А.Чехова, который на сцене ашкелонского Дворца культуры показал Израильский Камерный театр. Что и говорить, ашкелонская публика любит театр. На спектаклях пустых залов не бывает. И на этот раз зал был полон. Пьеса 'Иванов' была написана Чеховым в начале его драматургической карьеры. Молодому гению было тогда лишь 27 лет. Между прочим, спустя годы, после создания автором его знаменитых на весь мир произведений, Антон Павлович к своему Иванову не относился хорошо, и ставить его не позволял даже Станиславскому. Тем не менее, руководство тель-авивского "Камери" выбрало для постановки именно эту пьесу-фарс. А почему? Я думаю, что главным доводом "за" была еврейская тема. Ведь по Чехову, супруга Иванова - Сарра Абрамсон из-за своей страсти даже крестилась и стала Анной Петровной, тогда как в постановке израильского режиссера Артура Когана, нелюбимая жена так и осталась Саррой. Кстати, роль Сарры играет известная многим Елена Яралова.
 
  
 
Особенно она запомнилась проникновенным исполнением "жестокого романса" из одноимённого фильма Э.Рязанова "А напоследок я скажу:". Причём по-русски она пела лишь эту строку, всё остальное - на иврите. Вообще, весь ивритский текст пьесы, на мой взгляд, звучал в спектакле не совсем в чеховском формате. Тем не менее, ашкелонская публика приняла театральное представление, отличающееся многими оригинальными решениями, включая замечательные декорации, весьма тепло, если не сказать восторженно. И это несмотря на то, что экран с русскими титрами из зала был практически не виден. А это значит, что ашкелонские театралы из русскоговорящей общины освоили иврит отлично, и это радует.

Шабат Шалом.