Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ФАКТЫ И МЫСЛИ 18.11.14
 
О МУЗЫКЕ, ФИЛОСОФИИ, СТАНИСЛАВСКОМ И МИШЕ КАЦЕ

Известно, что общение с прекрасным воспитывает личность, при этом невозможно полюбить музыку 'заочно', читая рецензии специалистов, различные учебники, музыкальную литературу и даже слушая рассказы очевидцев. Но можно 'заразить' человека эмоционально, возбудить в нём желание, хотя бы из любопытства, пойти однажды на концерт

Владимир Сандлер
 
  
 

И, поверьте мне, даже тот из вас, кто считает, что ещё в момент рождения медведь наступил ему на ухо, оказавшись в концертном зале, где творят профессиональные музыканты, ощутит такой эмоциональный подъём, такой ни с чем несравнимый энергетический заряд, словно заново родился. Но родился уже без того самого пресловутого 'медведя', и теперь у вас возник новый способ испытывать чувства радости, сродни, разве что, оргазму, объяснить который словами невозможно. Что такое концерт классической музыки? Это, безусловно, интеллектуальное шоу, это грандиозное зрелище, наполненное иногда и разрывающим душу трагизмом и балдежом и, если хотите, хулиганством и искромётным юмором. А перепады настроения - от подавленности до безумной радости и восторга. А картины природы: шторма и бури, мороз и солнце, лёгкий тёплый дождик, прозрачность сочного пронизанного светом воздуха, шорох листьев, щебет птиц и порхание бабочек, даже жужжание насекомых, полёты шмелей, бесконечные дали и голубые горизонты. А напряжённые диалоги между людьми, философами, религиями, идеями или любовные ласки, доходящие до экстаза. А жуткие природные катаклизмы, злодейства террористов, безграничная жестокость военных полчищ... А мощный поток энергетики, исходящий от музыкантов и от сидящих вокруг вас в прекрасном по архитектурному дизайну зале переполненных эмоциями зрителей. Какой ещё вид искусства способен на подобные комплексные и мощные воздействия на "слабый" человеческий организм? Я каждый раз, идя на концерт, предвкушаю предстоящие душевные переживания, оставляющие надолго свой прекрасный след в моей звуковой и зрительной памяти. Конечно же, возможности симфонического оркестра, помноженные на талант, а чаще - гениальность помазанного Б-гом композитора-философа вкупе с дирижёром-интерпритатором, неизмеримо мощнее любого отдельно взятого музыкального инструмента, даже в руках музыканта-виртуоза. И, видимо, по этой причине, отдельные из них, на определённом этапе творчества, поднимаются до уровня дирижёра. За примерами далеко ходить не надо, достаточно упомянуть Паганини, Ростроповича, Башмета, Спивакова... Перечень можно продолжать долго, но я хочу прервать его на имени Миши Каца, посетившего на днях Ашкелон. Он учился на виолончелиста у самого Мстислава Ростроповича. А чтобы попасть к нему в ученики, мало быть просто способным музыкантом. Педагогом по дирижёрскому искусству сначала был его отец - Леонид Семёнович Кац, многие годы проработавший главным дирижёром оркестра Ростовской филармонии. А потом Миша учился в Нью-Йорке у великого Леонарда Бернстайна, автора знаменитой 'Трёхгрошовой оперы'. В 1985 году Миша Кац эмигрировал из СССР. Он постоянно проживает во Франции, в Каннах. Я слышал о дирижёре Мише Каце, о его необычных манерах... Мы встретились накануне концерта в служебном коридоре. Миша и его обаятельная супруга дружески беседовали с известным израильским шоуменом Эдуардом Львовым.
 
  
 
Бросающаяся музыкальная пластичность облика музыканта дополнялась мягким свечением расположенных на большой высоте - по причине высоченного роста - добрых наполненных тёплым юмором глаз. Явно еврейский большой и красивый нос Миши гармонично сочетался с вьющимися длинными волосами. Прошло несколько мгновений нашего общения, и как будто мы старые друзья. Так всё просто и естественно.
Но вот я уже в зале. На сцене - симфонический оркестр из Раананы, хорошо знакомый многим ашкелонцам. Выходит солистка с кларнетом. Следом за ней - высокий дирижёр в импозантном лёгком фраке - Миша Кац. В исполнении кларнетистки Михаль Бейт Алахми в сопровождении оркестра звучит еврейская молитва, читаемая в Судный день, 'Коль нидрей'. Молитва посвящается израильским воинам, погибшим во время военной операции 'Несокрушимая скала'. Строго, трагично, торжественно, но недолго.
А потом всё преображается. Звучит прекрасная, яркая, карнавальная, известная всем, увертюра Россини из оперы 'Севильский цирюльник'. Но что это? Дирижёр работает без подиума, свободно перемещается по сцене, как бы танцуя. Его движения удивительно пластичны, руки напоминают крылья большой птицы, это своеобразный балет! Выразительность жестов потрясающая! Я такого в жизни не видел, другие зрители, думаю, тоже. Ощущение полной свободы и восторг! Гром аплодисментов. Дирижёр поворачивается к залу и объявляет "Американскую сюиту" Антонина Дворжака, любимого композитора Миши Каца. На мой взгляд - музыкальный импрессионизм в чистом виде. Красота! Потрясение! Божественно! Фигура дирижёра плавает по сцене, вынимая из нужного инструмента тот самый звук. Зал потрясён. Пять частей, никакой скукоты, полёт фантазии гениального композитора и дирижёр, творящий чудеса. Вновь аплодисменты бушуют. Антракт. Зрители возбуждены и потрясены. Эмоции захлёстывают. Я иду за кулисы в надежде продолжить разговор с дирижёром. Но, увы. Он закрылся в своей уборной. Выхожу на балкон, где оркестранты отдыхают: кофе, сигареты и пр. Музыканты тоже возбуждены, говорят о происходящем, делятся впечатлениями. Слышу, один скрипач говорит, что с этим дирижёром репетировать не обязательно, настолько он жестикуляцией всё чётко показывает. Но работает с полной отдачей - репетиция длилась 3 часа. Второе отделение. 3-й концерт Сергея Рахманинова для ф-но с оркестром. Солист - Виктор Станиславский, Израиль. Наш доморощенный. Невысокий, щуплый. Я за ним наблюдаю больше 5 лет. Два раза его привозил в Ашкелон знаменитый Гиль Шохат. Парень серьёзный, ответственный. Волнуюсь за него: как бы чего не вышло. Но Виктор молодец, на высоте! Во время одной из "код" в 3-ей части Миша Кац, дирижёр вдруг поворачивается лицом к залу, облокачивается на крышку 'Стейнвея' и в упор смотрит на пианиста и на его руки, смотрит с восторгом. Бурный финал концерта, и Миша даёт волю своим эмоциям, под овации зала обнимает Виктора как родного. "После Рахманинова может быть только Чайковский". Это заявил Миша Кац залу. Звучит полонез из 'Евгения Онегина'. Помните, на балу у Лариных, когда Онегин танцевал с Ольгой. Чудная музыка, отличный оркестр, потрясающий дирижёр. Овация длится долго. Уставшие, но счастливые музыканты и дирижёр исполняют на бис Гавот Сергея Прокофьева. Эмоции на пределе. Дирижёр артистично, как бы плавно выключая звук, "уплывает" за кулису. Наступившую тишину разрывает гром аплодисментов.
 
  
 

Я ни слова не сказал о Миле Беккер. А ведь именно она организовала это музыкальное чудо в ашкелонском Дворце культуры. Как нам повезло! Спасибо!