Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Уходит время необратимо (Опубликовано в журнале РИФ 21.12.12)
 
Владимир Сандлер
 
  
 

Время неумолимо приближает нас ко дню выборов, которые состоятся через месяц, 22 января. 34 партии подали свои списки в Избирательную комиссию. Казалось бы, вот он истинный триумф реальной демократии. Такой богатый выбор, прямо как сыры различных сортов в специализированном магазине. Такое обилие вкусов и запахов, такое разнообразие идей! Но как же разобраться простому обывателю в этом густо намешанном салате? Давайте порассуждаем вместе. Для начала - исходные посылы. Посыл первый: в нынешней коалиции присутствуют шесть партий, объединяющих 66 мандатов, в том числе - 21 мандат от религиозных партий, без которых коалиция не могла бы существовать, но которые, естественно, не позволили провести антирелигиозные законы, включая гражданские браки и пр., они же не готовы были проголосовать за урезанный госбюджет на будущий год, что, собственно, и привело к досрочным выборам. Посыл второй: основу нынешней коалиции составляют всего лишь 2 партии: Ликуд и НДИ, которые объединили свои избирательные списки и где представительство выходцев из бывшего СССР максимальное по сравнению с любыми другими относительно крупными партиями. Хочу здесь процитировать уважаемого многими политолога Якова Кедми, который в своем недавнем интервью сказал: 'В большинстве партий, за исключением НДИ и Ликуда, выходцы из бывшего СССР не играют никакой роли. Ни в одной из них выходцы из бывшего Союза не являются интегральной частью: ни с точки зрения идеологии, ни с точки зрения влияния на определение партии как таковой... Лидер НДИ - уроженец СССР, он создавал НДИ в свое время как секторальную партию, и хотя это уже давно не так, "русские" видят в ней "свою" партию. Они являются естественной силой в НДИ. Что же касается "Ликуда", то в нем есть сильная группа русскоязычных активистов в Центре партии, в аппарате. С ними считаются не потому, что они якобы кого-то представляют, а потому, что они - сила'. И, наконец, посыл третий: десятки партий, участвующих в предвыборной гонке, большинство из которых, между прочим, не имеют реальных шансов преодолеть электоральный барьер, строят свою избирательную кампанию на, зачастую, безосновательной критике истинных лидеров, публикации в различных СМИ всякого рода компромата, что может создать у многих граждан, неискушённых в политических играх, если не сказать 'трюкачестве', искажённого мнения. Ко мне в эти дни не раз обращались за советом люди, находящиеся в состоянии полной растерянности. Мол, партия НДИ и сам Либерман, якобы не оправдали надежд, что же нам делать, может быть нужно, голосовать за новую 'русскую' партию во главе с Давидом Коном? Я, как мог, пытался объяснить, что при всём моём уважении лично к Давиду Кону и его соратникам, не нужно поддаваться на провокации, впадать в панику и изменять избирательному списку 'Ликуд-Наш дом'. Мы уже не раз наступали на эти грабли, когда 'друзья' пытались растащить наши голоса по разным спискам. Принципиально нельзя этого делать, ведь тогда пойдут прахом все многолетние усилия по созданию мощной партии, ставшей уже реальной политической силой в Кнессете и в правительстве Израиля.

Уходит время неудержимо,
От наших судеб неотделимо.
И, оставляя следы на марше,
Нас покидает и... мчится дальше.

Уходит время необратимо.
Уходит Веня, уходит Фима...
И мне бы следом идти за ними,
Но я их предал - живу поныне.

Захар Брайнин

Живут в ашкелонском хостеле 'Неве Дкалим' Нина и Захар Брайнины. Удивительная супружеская пара. Исключительно интеллигентные, скромные люди, мои земляки, самарцы. Там, в Самаре, вернее, тогда - в Куйбышеве, мы не были знакомы, впрочем, фамилию Брайнин там знали многие. Захар был журналистом, фотокорреспондентом центральных газет: Труд и Известия. Как фотохудожник был лауреатом многих всесоюзных и международных конкурсов. Нина преподавала немецкий язык в специализированной 'немецкой' школе. Познакомился я с ними лишь здесь, в Ашкелоне. И, конечно же, сразу нашлась масса общих знакомых. А ещё оказалось, что до Войны Захар жил в Витебске, как и семья моего отца, в этом невероятно поэтическом еврейском городе, ставшим вечным источником вдохновения великого Марка Шагала. Отец Захара - Соломон Брайнин - был известным журналистом и писателем, корреспондентом республиканской газеты 'Звязда' (в боях за город Слуцк смертельно раненый Соломон был в упор застрелен эсесовцем), от которого, видимо, Захар и унаследовал литературно-поэтический дар. Поэтический талант Захара Брайнина, инвалида и ветерана ВОВ, раскрылся в значительной степени уже здесь, в Израиле. Его лирическими стихами (сборник 'Код любви' изданный в 2011 году, был отмечен премией Союза писателей) зачитываются многие посетители библиотеки хостеля. А на днях Захар Соломонович стал лауреатом всеизраильского конкурса имени Ицхака Зандмана и Авраама Коэна за литературные произведения о воинском подвиге в годы Второй мировой войны.

Жители одного из домов района Шимшон обратились к общественному деятелю Давиду Бен Аврааму и депутату горсовета от фракции Наш Дом Израиль Алику Солтановичу с просьбой о помощи в решении проблемы, которая беспокоит их уже многие годы. Речь идет о доме, который был построен 50 лет назад и находится в аварийном состоянии. Жильцы опасаются, что, не дай Б-г, в случае даже небольшого землетрясения фундамент дома может не выдержать. Почти все жители дома - русскоговорящие пенсионеры. Естественно, отремонтировать дом за свой счёт они не в состоянии. Несмотря на неоднократные обращения в различные инстанции, вопрос не решается. Давид Бен Авраам и Алик Солтанович пообещали приложить максимум усилий для решения этой проблемы, подключив, при необходимости, представителей правительства.

Мы все в эти дни с нетерпением ждём обещанного племенем майя 21 декабря (по мексиканскому времени) Конца Света. Говорят, многие уже запаслись необходимыми продуктами и солью. Только я не понимаю, зачем они нужны в Раю!? Но если Конца Света не случится, тогда ещё через десять дней мы будем встречать Новый Год. У евреев это всегда проблема. Приходит как-то один еврей к рабби и говорит:
- Вы знаете, я набожный человек. И молитвы читаю, и заветы исполняю. Даже дома в шапке хожу. Но вот сейчас в новогоднее время хочется нам с семьей свечи зажечь.
- Зажгите, - отвечает рабби.
- Но, чтоб свечи на ёлке. Можно ли мне ёлку поставить?
- Никак нельзя. Запрещено это по нашим законам божеским и человеческим.
- Как же так, рабби? Шёл я намедни вечером, заглянул к вам в окошко,: а там ёлка сверкает огнями. Какая же разница? Почему Вам можно, а мне нельзя?
- Разница большая, - отвечает рабби, - Я ни у кого не спрашивал разрешения. (Из статьи Михаэля Дорфмана 'Еврейское рождество)

Шабат Шалом!