Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ПЕСАХ КАК АНТРАКТ МЕЖДУ ДВУМЯ КОНЦЕРТАМИ
 
Владимир Сандлер
 
  
 

Так уж случилось на этот раз, что буквально в канун наиважнейших для израильтян пасхальных праздников в Ашкелоне случилось, по общему мнению, культурное событие весьма незаурядное. Я говорю о фестивале рок-н-ролла, состоявшемся в зале матнаса Вольденберг под названием 'В кругу друзей Эдуарда Львова'.
Скажу откровенно, я шёл на этот концерт, не ожидая увидеть нечто из ряда вон выходящее. И если бы не персональное приглашение от уважаемого всеми Эдуарда, не думаю, чтобы мы с супругой, уставшие от предпасхальных хлопот, нашли бы в себе силы поздно вечером пойти в концертный зал. Кстати, многие ашкелонцы именно по этой причине остались в своих домах, а потом, слушая восторженные отзывы своих друзей, завидовали и сожалели. А их друзья, которые, по счастливому стечению обстоятельств, оказались в этот вечер в зрительном зале, в обалдевшем от увиденного и услышанного состоянии выходили в ночной город с ощущением гордости за своёго земляка-ашкелонца Эдуарда Львова.
 
  
 
Правда, сам Эдуард отмечает, что без реальной помощи и поддержки со стороны Центра абсорбции репатриантов - деятелей искусства, относящегося к Министерству алии и абсорбции, фестиваль рок-н-ролла в Ашкелоне попросту бы не состоялся.
Но обо всём по порядку.
Фестивальные афиши были весьма законспирированы и никакой конкретики не содержали. Кроме имени режиссёра и ведущего там тезисно присутствовали лишь хорошо знакомые всем слова: рок-н-ролл, блюз, твист и кантри. Всё это, без сомнения, интриговало, но одновременно и пугало: как бы не наткнуться на полупрофессионалов провинциального или даже местечкового уровня.
Но то, что происходило на протяжении почти 3-х часов, причём, без антракта, превзошло самые смелые ожидания. Яркие по форме и содержанию выступления блестящих исполнителей, сменявших друг друга, были смачно украшены ненавязчивыми, но очень проникновенными комментариями ведущего, расположившегося на стуле в глубине сцены, сбоку от большого экрана.
 
  
 
Комментарии Эдуарда Львова были абсолютно личного свойства. Он, по сути, делился воспоминаниями о жизни московского бомонда 70-80-х годов, воспитанного на лучших образцах классиков жанра мирового уровня, включая Фрэнка Синатру, Элвиса Пресли, Фредди Меркьюри, The Beatles, Queen и пр. Видеоряд на экране замечательно и красочно иллюстрировал происходящее на сцене.
Особо хотелось бы отметить видеосюжет, связанный с тем фактом, что в январе этого года весь мир отмечал 80 лет со дня рождения 'короля рок-н-ролла' Элвиса Пресли.
 
  
 

А ещё я чувствую долг перед каждым выступавшим в этот вечер музыкантом, заслуживающим, как минимум, большой и подробной статьи, чтобы хотя бы кратко рассказать о нём читателям.
Это Леонид (Ленни) Сендерский - саксофонист и композитор, учился в Петербурге и в Дании.
 
  
 
Осуществил большое количество проектов с музыкантами из России, Израиля, США и Европы. Является музыкальным директором фестиваля 'Джаз во дворце' (Санкт-Петербург).

Валентина Анак-Шостак
 
  
 
- израильская певица, красавица с великолепным голосом.

Борис Мальковский, репатриант из Польши, - композитор, баянист и пианист,
 
  
 
один из самых ярких и самобытных артистов в мире импровизационной музыки последнего десятилетия, названный западными критиками Астором Пьяцоллой новой еврейской музыки.

Саня Кройтор - скрипач-виртуоз.
 
  
 
Его скрипке рукоплескали в Италии, Испании, Германии, Франции, Бельгии, США, Канаде, Финляндии и России. Ведущая газета США "Daily News" назвала его "израильским Паганини".

Миша Киркилан - певец и композитор.
 
  
 
Десять лет назад он был одним из победителей конкурса "Кохав нолад", а затем почти полностью пропал с музыкального горизонта Израиля. Автор знаменитого хита "Мицтаэр", написанного специально для Эяля Голана.

Виолетт Розен - израильская певица,
 
  
 
обладающая колоссальной энергетикой и потрясающе красивым мощным голосом.

Один из крупнейших джазовых музыкантов современности, композитор и пианист Леонид Пташка на этот раз выступал в дуэте со своим молодым коллегой и воспитанником - 16-летним саксофонистом Лиором Лариным.
 
  
 
Но, впрочем, дуэтом Леонид не ограничился. Он сумел вовлечь весь зал в исполнение вокально-инструментальных композиций, вызвав неимоверный восторг зрителей.

И наконец, выступавший последним певец Алон Жан
 
  
 
под нескончаемые аплодисменты и крики 'браво!' завершил своё выступление знаменитой песней из репертуара Фрэнка Синатры 'My way'.

Потом, как я уже заметил в заголовке, была пасхальная неделя, оказавшаяся, по мнению некоторых политобозревателей, 'израильским политическим антрактом', по завершению которого в ашкелонском Дворце культуры состоялся 'Праздник фортепиано и ударных'.
Уникальный в своём роде коллектив музыкантов - ансамбль 'MULTIPIANO', состоящий из солистов Израильского филармонического оркестра, привёз в наш город весьма оригинальную программу.
Профессор Томер Лев был в этот вечер главным действующим лицом, совмещая функции пианиста с ролью прекрасного рассказчика.
А всего пианистов на сцене было четверо. И все они одновременно играли на двух роялях, исполняя в 8 рук (!) сонату Б.Сметаны. После этого в 6 рук был исполнен романс и вальс С.Рахманинова. Затем в 4 руки - соната В.Моцарта, после чего в 5 рук - 'Фронтисмис' М.Равеля. И, наконец, вновь, в 8 рук - Рондо Б.Сметаны. Всё это - в первом отделении.
 
  
 


А во втором отделении прозвучали 2 мировые премьеры, которые будут исполняться в рамках зарубежного турне. Начнётся оно через неделю - в Шанхае.
Сначала была исполнена в переложении для двух фортепиано в 8 рук и ударных увертюра-фантазия Модеста Мусоргского 'Ночь на Лысой горе'. Томер Лев удивительно красочно рассказал об истории создания этого произведения, обычно исполняемого по партитуре, которую написал Римский-Корсаков по наброскам гениального автора, безвременно ушедшего из жизни после белой горячки. При этом Римский, по словам Томера Лева, 'сгладил углы и добавил мёда'. В последствии была обнаружена оригинальная партитура самого Мусоргского, ярко и мощно передающая сатанинские интонации и подлинный разгул шабаша ведьм на Лысой горе. Солист ансамбля Томер Ярив (ударные) создал переложение, которое впервые прозвучало на этом концерте.
Слушая эту музыку, я мысленно представлял картины, описанные в великом романе Булгакова. Особенно сцену, где Маргарита, став ведьмой, громит квартиру критика Латунского.
В ансамбле сразу 2 музыканта работают на ударных инструментах, и оба - виртуозы. Дан Мошаев на огромных барабанах творил невообразимые чудеса.
Следует, на мой взгляд, отметить и высочайший уровень остальных пианистов, среди которых: Береника Гликсман, Альмог Сегал и Нимрод Меир-Афтель.
В завершении концерта ансамбль в полном составе исполнил еще один музыкальный шедевр - 'Кармен-сюиту', созданную Родионом Щедриным на тему оперы Жоржа Бизе - для своей супруги - великой балерины Майи Плисецкой.

Шабат Шалом!