Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ФАКТЫ И МЫСЛИ 04.04.14
 

Владимир Сандлер
 
  
 

Музыкант играл на скрипке, я в глаза ему глядел,
Я не то чтоб любопытствовал - я по небу летел.
Я не то чтобы от скуки, я надеялся понять,
Как умеют эти руки эти звуки извлекать
Из какой-то деревяшки, из каких-то бледных жил,
Из какой-то там фантазии, которой он служил.
 
  
 


Я впервые услышал эти стихи Булата Окуджавы в волжском городе Тольятти на авторском концерте двух поэтов-бардов: Визбора и Окуджавы. Помню, как перед началом того памятного концерта Юрий Иосифович Визбор, с которым я был знаком, по-дружески обнял меня и представил Булату Шалвовичу. Окуджава с мягкой и доброй улыбкой протянул мне руку. Чем для меня было это рукопожатие, передать невозможно. Ведь стихи Булата Окуджавы, точнее, его песни, я знал практически все с детства, с тех пор как в начале шестидесятых появились их магнитофонные записи. Я обожал Булата по-детски восторженно, а его западающие в душу стихи-песни, посвященные музыке и музыкантам, естественным образом стимулировали мои пристрастии к этому виду искусства.
Рассуждения эти были навеяны мне, когда в прошлое воскресенье я присутствовал в зале ашкелонского Дворца культуры на концерте одного из ярчайших скрипачей современности Сергея Крылова в сопровождении симфонического оркестра Раананы. Приезд в Ашкелон музыканта такого калибра - событие, безусловно, незаурядное, и зал был, практически до отказа, заполнен. Я слышал много лестных отзывов об этом российско-итальянском скрипаче, но для наших читателей, полагаю, будет интересным мнение Мстислава Ростроповича, сказавшего, что 'Сергей Крылов входит в пятёрку лучших современных скрипачей мира'. Характерно, что Сергей Крылов, подобно Ростроповичу, представляет себя публике не только как инструменталист-виртуоз, но и как дирижёр. Кстати, в последние годы он является главным дирижёром Литовского камерного оркестра, а также профессором Консерватории в Лугано, Швейцария.
Начался концерт с исполнения концертной увертюры "Сон в летнюю ночь" Ф.Мендельсона (по Шекспиру), где Сергей выступал в качестве дирижёра. Затем был исполнен трехчастный Концерт Мендельсона для скрипки с оркестром, ми бемоль мажор. Сергей Крылов солировал и одновременно управлял оркестром. В обеих этих ипостасях музыкант был бесподобен. Буря зрительских оваций привела к тому, что запланированное на второе отделение Скерцо Чайковского Крылов исполнил, как бы 'на бис', - в первом отделении. В антракте, по совету Милы Беккер, организовавшей этот великолепный концерт, я пробрался за кулисы, где мне удалось встретиться с маэстро. Он оказался на редкость непосредственен и с удовольствием согласился побеседовать со мной, передав искренний привет всем ашкелонцам и особенно - читателям журнала РИФ и Интернет-сайта 'Ашкелон.ру'. Поскольку время антракта заканчивалось, Сергей попросил меня позвонить ему назавтра в гостиницу, и мы продолжили наше общение. А тем временем я вернулся в зал, где с восторгом и замираниями сердца слушал и наблюдал четырёхчастную музыкальную драму, названную её гениальным автором Людвигом Ван Бетховеном 'Героической симфонией'. Я не буду пересказывать содержание бесед с Сергеем Крыловым. Скажу лишь, что из своих 43-х лет, последние 25 он живёт в легендарном итальянском городе Кремона, родине великих скрипичных мастеров, куда он вместе с родителями переехал из Москвы в 1989 году. Скрипку работы Страдивари Сергей недавно вернул одному из Нью-Йоркских фондов. Играет же маэстро на замечательной скрипке, созданной специально для него его покойным отцом - выдающимся скрипичным мастером Александром Алексеевичем Крыловым.
 
  
 
В Ашкелон Сергей Крылов приехал впервые, в Израиле же бывал не раз, начиная с 1994 года. Здесь у него много родных и друзей, ведь сам Сергей - еврей по маме (известная пианистка и педагог Людмила Борисовна Крылова). И ещё, в день нашего общения Сергей репетировал трио Шуберта, исполнение которого должно было состояться через два дня в Лондонском королевском зале искусств.

В Ашкелонском муниципалитете есть три штатных должности заместителей мэра. В том числе, первый заместитель (на иврите - 'мемале маком', что дословно переводится как 'заполняющий место'). Эту должность занимает сегодня Томер Глаам. И есть ещё два заместителя мэра: Алик Солтанович и Эфи Мор. Но должность заместителя, которую занимает А.Солтанович - особенная. Не секрет, что фактически именно он является главным русскоязычным штатным руководителем городского масштаба, своего рода 'секторальным мэром'. История секторальных мэров в Ашкелоне началась в 1998 году, когда Юрий Замощик, репатриировавшийся в Израиль из бывшего СССР в 1991 году, стал заместителем мэра. Он получил эту должность не с 'царского плеча' бывшего тогда мэром Бени Вакнина. Эта должность была завоёвана новой русскоязычной общиной Ашкелона, получившей на тех приснопамятных выборах аж 5 мест в городском совете, и власть была вынуждена исполнить заключённое накануне выборов коалиционное соглашение. Конечно же, эта должность необходима в нашем городе, поскольку, как бы некоторые политики ни занимались демагогией, русскоязычные горожане, составляющие до одной трети населения Ашкелона, в значительной степени были и остаются отдельным сектором - со своей культурой, менталитетом, наконец, языком.
Когда в 2003 году мэром города стал Рони Маацри, который проигнорировал интересы нашей общины и не назначил 'секторального мэра', развитие города было заторможено, что определило, в итоге, политическую судьбу этого недальновидного руководителя. Тот факт, что вернувшийся в 2008 году на городской трон Вакнин пытался строить свою политику по отношению к русскоговорящей общине на принципе 'разделяй и властвуй' и проиграл последние выборы, привел к тому, что 'русские' поддержали альтернативного кандидата - Итамара Шимони. Итамар, похоже, извлек уроки из деяний своих предшественников. Он прозорливо заключил коалиционное соглашение со списком во главе с А.Солтановичем, поддерживаемым партией НДИ, что обеспечило его победу на выборах мэра. Кроме того, он повысил уже в начале каденции депутатский статус Софы Бейлиной, имеющей собственный русскоязычный электорат, до уровня 'мишне ле-рош а-ир' (вице-мэр). Тем самым мэр как бы намекает: 'Объедините усилия, перестаньте конкурировать, и мы вместе сможем с таким потенциалом свернуть горы'. Именно этот посыл я услышал в краткой, но яркой речи, которую Итамар Шимони произнёс на церемонии прикрепления 'мезузы' рядом с дверью в обновленный и отремонтированный офис заместителя мэра Алика Солтановича.
 
  
 
Мне было приятно видеть среди гостей много знакомых лиц, искренне радующихся положительным переменам, происходящим в нашем городе.

Шабат Шалом!