Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
О ЧУДЕСАХ ПУРИМСКИХ И НЕ ТОЛЬКО
 
Владимир Сандлер
 
  
 

Можно ли слушать симфоническую музыку по радио? А по телевизору? Что за вопрос, скажете вы, конечно же, можно. И будете, безусловно, правы. Слушать-то можно, но при этом в полной мере слышать это потрясающее действо возможно только в концертном зале с хорошей естественной акустикой и без каких-либо усиливающих электронных средств.
Собственно говоря, когда великие европейские композиторы восемнадцатого и девятнадцатого веков творили свои чудесные опусы, никаких подобных технических возможностей не существовало. Ни о каком радио и телевидении никто тогда и не помышлял, и чтобы услышать музыку люди шли в концертные залы, иного выбора попросту не было. Но время шло, и технический прогресс охватывал все сферы. Кардинально изменилось и наше взаимоотношение с музыкой, которая давно уже проникла не только в дома, но и в автомобили, самолёты и пр. Всё чаще можно видеть прогуливающихся или занимающихся спортом людей с маленькими наушниками. А качество записи при этом бесподобное. Это вам не скрипящие патефоны и проигрыватели первой половины 20-го века и даже не крутые японские магнитофоны 90-х годов.
Но всё же, никакие технические достижения не в способны заменить собою эффект живого присутствия при исполнении произведений симфонической классики. Не случайно в самых цивилизованных странах мира этот музыкальный жанр переживает в наши дни ренессанс, и концертные залы переполнены.

Эти мысли роились в моём мозгу, когда во вторник вечером я в состоянии близком к эйфории парил в небесах, сидя в зале ашкелонского Дворца культуры. Ашдодский симфонический оркестр под управлением Вага Папяна представил публике уникальную по насыщенности программу. Для начала - увертюра к опере 'Свадьба Фигаро' Моцарта. До боли знакомая божественная музыка, на мой взгляд, удивительно соответствующая по настрою еврейскому весёлому празднику Пурим, оказалась предвестником событий не менее великолепных. Великий Бетховен, четвёртый концерт для фортепиано с оркестром. Монументальная, философская музыка, не лишённая лирики, в сочетании с виртуозными фортепианными каденциями, изначально рисует в моём воображении мужественного и зрелого пианиста. Но что это? К роялю подходит стройный юноша, почти мальчик, и уверенно сходу начинает сольную партию. Дирижёр бросает на молодого пианиста одобряющий взгляд, плавно взмахивает руками и по мановению его палочки оркестр подхватывает музыкальную тему. Начинается волшебство, передать которое словами невозможно.
 
  
 

Ариэль Лани, 17-летний юноша, студент консерватории, победитель конкурса пианистов, уже успешно гастролировал в Европе. Теперь он получил приглашение и персональную стипендию для продолжения учёбы в Англии. Об этом он сам мне рассказал в антракте на прекрасном русском языке после триумфального завершения первого отделения. Восторженная публика долго рукоплескала исполнителям и дирижёру.

Второе отделение началось исполнением первого фортепианного концерта Шопена, великого польского романтика. Удивительно красивая музыка, традиционные для автора виртуозные фортепианные пассажи. Всё на самом высоком уровне. А пианист - такой же молодой и также лауреат конкурса - Шай Зоар.
 
  
 

Дирижёр и оркестр выше всяких похвал. Подлинное наслаждение слушать такую музыку. Вновь успех, зал рукоплещет.
Дирижёр уходит за левую кулису, и тут же из-за неё выходит другой музыкант: молодой, высокий и стройный, с красивым, необычайно выразительным лицом. Пока он подстраивает под свою фигуру кресло пианиста и протирает салфеткой клавиши черного Стейнвея, зал уже предвкушает событие музыкально-незаурядное. И не только от того, что в программе значится фортепианный концерт музыкального гения - Роберта Шумана, но и потому, что фамилия пианиста слишком хорошо известна всем любителям музыки.
 
  
 

Ади Нейгауз - правнук великого пианиста и педагога Генриха Нейгауза, создателя советской пианистической школы. Среди его учеников множество знаменитых пианистов, включая великих Святослава Рихтера и Эмиля Гилельса. Дедушка Ади - также знаменитый пианист и педагог Станислав Нейгауз, воспитывавшийся в семье Бориса Пастернака. Я наблюдал за игрой молодого пианиста в непосредственной близости. Его техника великолепна, другого эпитета подобрать трудно. Длинные музыкальные пальцы, высокая постановка ладони. В свои 18 лет Ади Нейгауз - сложившийся зрелый музыкант. После концерта я говорил с ним, получив истинное удовольствие от общения с этим юношей. Да, как в шутку говорил один мой старый друг: 'Гены пальцем не задавишь!'

А ещё мне посчастливилось близко пообщаться с человеком, без которого этот чудесный концерт никогда бы не состоялся. Я говорю о художественном руководителе ашдодского симфонического оркестра, дирижёре и пианисте Ваге Папяне.
 
  
 

Ваг, по праву входящий в мировую музыкальную когорту, вот уже 25 лет живёт в Израиле, достойно представляя страну в разных уголках планеты. И наша страна, я в этом убеждён, должна гордиться этим фактом. Как повезло Ашдоду, что однажды музыкант такого уровня согласился здесь работать. Ваг с уважением отзывался о бывшем мэре Ашдода - Цви Цилькере, благодаря которому муниципалитет нашёл возможность финансировать создание сначала камерного, а потом - симфонического оркестра. Кстати, сам мэр старался не пропускать ни одного концерта. Я с сожалением рассказал Вагу, что в Ашкелоне отношение местных руководителей к культуре разочаровывает. В конце 90-х, благодаря энтузиазму одной энергичной женщины (тогда её звали Жанна Шошина, а потом - Анна Людвин), была создана 'Ашкелонская камерата', успехи которой обнадёживали. Но потом муниципалитет отказал музыкантам в финансировании. Грустная история, которая вновь повторилась совсем недавно. Оказалось, что Ваг Папян не понаслышке знает о наших проблемах. Ведь в начале 90-х он даже приобрёл в Ашкелоне квартиру и несколько месяцев прожил в ней, пока не перебрался в Тель-Авив. Тем не менее, музыкант сохранил исключительно тёплое отношение к нашему городу. Ему всегда приятно выступать перед ашкелонской публикой в прекрасном концертном зале Дворца культуры.
 
  
 

И, конечно, особо Ваг Папян оценивает деятельность Милы Беккер.

Но что это я всё о музыке, ведь столько событий совсем иного рода произошло в последнее время.
 
  
 

Близятся выборы в Кнессет. Члены избирательного списка НДИ в сопровождении группы поддержки, посетили ашкелонский предвыборный штаб, прошлись по улицам города.
 
  
 

Действующие депутаты (Авигдор Либерман, Софа Ландвер и Леонид Литинецкий), а также наши земляки (Александр Кушнир и Давид Бен Авраам) общались с народом, отвечали на вопросы горожан.
 
  
 

Ответы, на мой взгляд, содержали весьма рациональное зерно: если другие партии включают в программы отдельные пункты, касающиеся той или иной группы населения, то практически вся программа партии НДИ построена на лоббировании интересов русскоязычной общины Израиля. Только в случае, если вся наша община объединится вокруг НДИ, у нас будет шанс решения проблем, продвижения наших интересов.
 
  
 

Пришла весна, а с ней и весенние праздники: Пурим и 8-е марта. Такое сочетание, на мой взгляд, весьма символично. От души поздравляю всех ашкелонцев, а женщин - особо!
И как всегда,
Шабат Шалом!