Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ФАКТЫ И МЫСЛИ 10.02.13
 
Владимир Сандлер

 
  
 

Обратили ли вы, уважаемые читатели, внимание на тот факт, что в прошлый четверг мы проснулись утром в другой стране, в другом Израиле. Да, господа, произошла, как в известном многим советском многосерийном фильме, "Большая перемена", а потому можно с полным основанием в качестве эпиграфа к этому абзацу процитировать Михаила Танича:

- Мы выбираем, нас выбирают,
Как это часто не совпадает:

Партия Кадима, имевшая в нынешнем составе Кнессета максимальное количество депутатов - 28, буквально чудом преодолела на этот раз электоральный барьер, получив лишь 2 мандата. Объединенный список Ликуд-Бейтейну получил 31 место в Кнессете, снижение на 11 мандатов. В рамках объединённого списка 11 депутатов будут представлять партию Наш дом Израиль, что на 4 мандата меньше, чем сейчас. На мой взгляд, ашкелонское отделение НДИ во главе с Аликом Солтановичем здорово провёла всю избирательную компанию. Прекрасно сработал и штаб дня выборов, которым руководили Давид Бен Авраам и Елена Гордон, обеспечив максимальный среди крупных городов Израиля процент голосовавших за объединённый список. И это на фоне откровенно слабой работы городского отделения Ликуда. Лидер НДИ - Авигдор Либерман посетил Ашкелон в день выборов. В поездке по городу его сопровождали Софа Ландвер, Алик Солтанович, Давид Бен Авраам, а также мэр города - Бени Вакнин. Гости с удовлетворением отмечали большую активность русскоязычных избирателей Ашкелона. Конечно, обидно, что пропали голоса около 1300 ашкелонцев, отданные за партию Давида Кона, у которой не было шансов преодолеть электоральный барьер, причем отрицательный результат был предсказуем. Но главным героем выборов стал известный журналист и писатель Яир Лапид. Созданная им новая партия "Еш атид" (Есть будущее) получила 19 мест в Кнессете, что, собственно, и создаёт главную интригу при формировании правительственной коалиции. Ещё один триумфатор - сорокалетний предприниматель из Раананы Нафтали Беннет, ставший лидером партии "Еврейский дом", объединившей религиозных сионистов и активистов поселенческого движения. Родители Нафтали репатриировались в Израиль из США после Шестидневной войны. Очень надеюсь, что перемены в Кнессете, где впервые займут депутатские кресла 53 человека, окажутся к лучшему.
В день выборов я работал председателем комиссии на избирательном участке (на иврите - 'кальпи'), расположенном в одном из классов религиозной начальной школы. Работа началась полседьмого утра, а закончилась в 3 часа ночи. Притом, что время пролетело незаметно, скучно не было. Мой заместитель на работу не вышел, поскольку его партия Ацмаут, в последний момент отказалась участвовать в выборах, и нагрузка на каждого из "оставшихся в живых" членов комиссии соответственно возросла. В целом же состав комиссии, на мой взгляд, отражает пестроту менталитетов, уровня образования и культуры, столь характерную для нашей страны, поэтому кратко расскажу о каждом из них. Секретарём кальпи была обаятельная молодая женщина, адвокат, работающая в администрации главы правительства. Эти, так её звали, из умеренно религиозной семьи, мать 4-х детей, старшему из которых - 13 лет, скрупулёзно исполняла все требования закона, вплоть до того, что заклеила бумагой все портреты, висящие на стенах классной комнаты, где проходило голосование. Вторым и единственным, кроме меня, членом комиссии был юноша 21 года из города Нетивот, представлявший партию Кадима. Нецах, внешне напоминающий знаменитого французского актёра Бельмондо, окончил школу, но "багрута" не получил, от армии, как говорят, "закосил", но весьма успешно освоил торговый бизнес. Этот общительный паренёк с явными актёрскими замашками заражал всех своей энергией и непосредственностью. Наконец, на участке работала в должности "садранит", что примерно соответствует русскому "вышибало", симпатичная религиозная женщина Эстер. Как оказалось, Эстер обычно работает в этой школе секретарём директора, а потому она регулярно и с явным удовольствием снабжала нас чаем и кофе. Кстати, именно она, Эстер, рассказав вначале о себе, попросила каждого из нас сделать то же самое, после чего в нашем кальпи воцарилась просто-таки семейная атмосфера. Потом Эстер с интересом и явным уважением расспрашивала меня о жизни в СССР. Она никак не могла понять, что заставило нас, "русских", таких умных и образованных, но не имеющих, по её мнению, отношения к еврейской религии, всё бросить и приехать в Израиль. Сама она в свои 57 никуда из Израиля не выезжала, и делать там, по её мнению, нечего. Когда мы посчитали бюллетени, оказалось, что если бы Кнессет формировался по результатам голосования на нашем кальпи, список Ликуд-Бейтейну получил бы 52 мандата.

О том, что США - родина джаза и рок-музыки, знают, наверное, все. Какие имена ассоциируются у большинства из нас при упоминании об американской музыке? Лично у меня это: Дюк Эллингтон, Каунт Бэйси, Гленн Миллер, Луи Армстронг, Элла Фитцджеральд, Билли Холидей, Фрэнк Синатра, Элвис Пресли, Рей Чарльз, Майкл Джексон, Мадонна, Бенни Гудмен, Джордж Гершвин, Леонард Бернстайн, Боб Дилан и др. Кстати, четверо последних - выходцы из еврейских семей, эмигрировавших из Российской империи. А что мы знаем об американской классической и оперной музыке? Очевидно, гораздо меньше, чем о музыке популярной. Поэтому концерт "Америка, Америка", состоявшийся недавно в переполненном зале ашкелонского Дворца культуры, позволил в определённом смысле восполнить этот пробел. В этот вечер иерусалимским оркестром "Израильская камерата" руководил выдающийся дирижёр профессор Стэнли Спарбер. Этот родившийся и выросший в США музыкант живёт в Израиле с 1972 года. За прошедшие 40 лет Спарбер успешно представлял нашу страну, выступая с самыми известными симфоническими оркестрами Европы и Северной Америки. Между прочим, он был первым израильским дирижёром, вышедшим на подиум в бывшем Советском Союзе. А еще Стэнли Спарбер прославился как судья международной категории по теннису и в этом статусе обслуживал крупнейшие соревнования, включая кубок Девиса. Уверен, что вряд ли можно найти другого израильского музыканта, способного столь ярко и глубоко продемонстрировать достижения американской классической музыки. Организаторы концерта в Ашкелоне, и прежде всего, Мила Беккер и молодой директор Дворца культуры - Ротем Адут позаботились обеспечить зрителей замечательной программной статьёй музыковеда Эдуарда Добрыкина, повествующей о предстоящем концерте. Замечу, что для меня знакомство с творчеством американских композиторов еврейского происхождения Аарона Копленда и Сэмюэля Барбера произвело замечательное впечатление. Я как бы побывал в Америке и увидел скачущих в прериях всадников, северные горы с бурными реками, озёрами и водопадами. А когда на сцене появилась статная негритянская красавица - Синтия Клэри и заполнила замерший от удивления и неожиданности зал своим низким, трепещущим и мощным меццо-сопрано, впечатление было сродни потрясению. А какая музыка: Джордж Гершвин, Леонард Бернстайн! Восторг, да и только.
Шабат Шалом!