Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ВОСТОРГ И ВОСХИЩЕНИЕ

Такими словами зрители, выходившие поздним вечером в воскресенье 16 мая из концертного зала ашкелонского Дворца культуры, практически единодушно выражали свое впечатление от увиденного и услышанного* Библейский сюжет о сотворении всевышним мира, описанный в первой книге еврейской Торы, известной под названием "Берешит" ("В начале"), был преподан в такой оригинальной философско-музыкальной упаковке, которая по задумке авторов должна создавать некое потрясение для зрителей и слушателей, запомниться им на всю оставшуюся жизнь...
 
 
  
 
Владимир Сандлер
_____________________________________

Дух великого Гайдна витал в этот вечер над Ашкелоном. В переполненном зрителями зале местного Дворца культуры под руководством дирижера Камерного кибуцного оркестра Ярона Готфрида шел сеанс массового спиритизма. Энергетика образной жестикуляции этого яркого музыканта-философа многократно усиливалась оркестрантами, отмечавшими, между прочим, в этот день сорокалетие своего коллектива, и сливалась в торжественном симбиозе с потрясающей мощью великолепного Потсдамского канторского хора. Но все это было лишь своеобразным фоном-детонатором для попеременно солирующих вокалистов и инструментов, испускавших в неимоверно наэлектризованный зал музыкальные философско-поэтические фразы почти божественной силы.

Зрелище, представшее перед ашкелонскими зрителями на сцене театрально-концертного зала было, мягко говоря, необычным. В задней ее части четырьмя ступенями расположились 70 участников канторского хора, ближе к зрителями - музыканты оркестра. В самом центре сцены, перед дирижерским подиумом, стоял, словно прибывший на машине времени из 18 века, струнно-щипковый инструмент, внешне напоминавший рояль, но меньших габаритов и несколько иных пропорций - клавесин. Среди медных тромбонов - в правой части сцены - выделялся своими размерами еще один редкий инструмент - тромбон-бас. Уверен, что немногие любители музыки видели когда-либо также весьма габаритный и импозантный внешне - деревянный контрафагот. Когда дирижер под аплодисменты публики занял свое место на подиуме, на авансцену вышли и сели на стулья трое солистов-певцов. В центре - красивая молодая белокурая дама - солистка Израильской оперы Яэль Левитэ (сопрано), словно сошедшая с картины французского художника 18-го века Жана Батиста Грёза, впрочем, это - мои личные ассоциации.
 
  
 
Слева от нее - высокий и стройный бас-баритон Райнер Ширер (Германия), а по другую сторону - испанский тенор Хавьер Морано. Всего же компактно расположились на сцене, по моим подсчетам, 115 человек!

В своей предыдущей статье, как вы помните, я предвещал вам зрелище, "грандиозное не только по нашим, достаточно провинциальным, меркам". И действительно, ведь даже в таком огромном мегаполисе как Москва это произведение было исполнено полностью впервые лишь в начале 2007 года! Вот что писал в преддверии того события музыкальный продюсер Михаил Фихтенгольц: "Если какому-то европейскому кинорежиссеру пришла бы в голову идея экранизировать первые главы Ветхого Завета, то на музыке к фильму можно было бы сэкономить, использовав знаменитую ораторию Гайдна "Сотворение мира". Обратившись к библейской теме под конец жизни, композитор создал произведение впечатляющей красоты и силы. С помощью трех солистов, хора и оркестра он сумел изобразить и водную стихию, и смену дня ночью, и райские кущи. На Западе "Сотворение мира" является обязательной частью музыкального обихода. В России, где последние сто лет люди происходили исключительно от обезьяны, а Бога не было, это произведение было практически под запретом - лишь изредка студенты хорового отделения брали отдельные номера из оратории для своих штудий..."

Я не собираюсь в рамках данной статьи пересказывать библейский сюжет и музыковедческие истины, многократно сказанные об этом поистине великом произведении гениального Гайдна. Хотелось бы лишь поделиться с вами, уважаемые ашкелонцы, некоторыми сугубо личными впечатлениями от увиденного и услышанного.
Прожив уже немало лет на Святой Земле, в Израиле, мы, репатрианты из бывшего СССР, в той или иной степени ощущаем свою причастность к главной книге евреев - Торе, являющейся своего рода историко-философским трактатом вселенского значения, лежащим в основе всей современной земной цивилизации. И время от времени среди звучавшего на немецком языке текста оратории, столь созвучного с языком ашкеназских евреев, слышались ивритские, уже ставшие нам родными слова, такие как "Аллилуйя" или "Амэн", вызывавшие в моей душе особо приятные ассоциации.
Не могу не отметить потрясающее впечатление от израильской певицы Яэль Левитэ, проявившей, наряду с высоким техническим уровнем вокала, замечательный артистизм. Запомнился момент, когда вслед за Райнером Ширером, мастерски извлекшим своим красивым голосом звуки нижнего басового регистра, в унисон с певцом зазвучал бас-тромбон, и весь зал вздрогнул! А какую замечательную технику бельканто демонстрировал тенор Хавьер Морано! А ни с чем не сравнимые, будоражащие душу, звуки клавесина! Грандиозность замысла и философской основы космического масштаба требовала от композитора максимального расширения диапазона оркестра - от флейты до контрафагота, ну и конечно, от скрипки до контрабаса. Музыканты были в этот вечер вне критики, в зале парили музы и вдохновение. Мы, зрители, вместе с ними пронеслись за эти два с половиной часа сквозь "эйнштейновское пространство-время" - от космического хаоса до райских кущей, от архангелов до Адама и Евы. Мощными аккордами повторились несколько раз финальные "Амен!". Торжество божественного разума, торжество радости объединило в этот момент сцену и зал. Овация не прекращалась долго, люди встали со своих кресел, но никто не уходил из зала. Дирижер поднимает одного за другим и благодарит каждого из музыкантов оркестра, под восторженные овации выходит на сцену руководитель Потсдамского канторского хора Уд Яфэ.
Что же это было? Конечно же - чудо! Спасибо вам, сотворившие его! Такое не забывается никогда! И символично, что на этой торжественной ноте вступает в свою должность новый директор ашкелонского Дворца культуры - Хагит Яари. Пожелаем же ей успеха во благо горожан!