Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ЭМОЦИОНАЛЬНО-МУЗЫКАЛЬНЫЕ ДИАЛОГИ БЕЗ СЛОВ
 

Состоялся очередной концерт по программе музыкального абонемента "Класси-кейф" ашкелонского Дворца культуры* Зрителям посчастливилось воочию лицезреть звезду мирового уровня - дирижера и композитора, гражданина США, родившегося в 1943 году в кибуце Мерхавим, что под Афулой, руководителя Квебекского симфонического оркестра (Канада), Йоава Тальми* На этот раз он дирижировал хорошо знакомой ашкелонцам Израильской Симфониеттой из Беэр-Шевы

Владимир Сандлер
 
  
 

________________

Я полностью согласен с музыковедом и магистром музыки Александром Добрыкиным, когда, анонсируя данный концерт в предыдущем выпуске еженедельника "STAR", рассказывал нам, что он до сих пор находится под впечатлением музыки в ритме танго Астора Пьяццоллы, столь ярко прозвучавшей в исполнении наших гостей из Беэр-Шевы, где изумительно солировал на бандонеоне Эдуардо Абрамсон. Конечно же, по яркости действа, красивости мелодий, да еще вспомним великолепные иллюстрации танцоров аргетинского танго, вчерашнему концерту чисто классического характера трудно было конкурировать с предыдущим. Зато нынешний концерт значительно выигрывает своей философской глубиной, позволяющей настоящим ценителям музыки получить ни с чем несравнимые наслаждения, сродни болевым ощущениям, когда душа временами, что называется, "уходит в пятки", а потом вдруг "разливается в ширь", пробуждая у слушателей чувство радости и полета...

Мы присутствовали на волшебном действе творения, когда музыкант-философ, обладающий к тому же великолепными артистизмом и пластикой, вел перед нами диалоги с сидящими на сцене музыкантами, которые весьма эмоцианально откликались на выразительные жесты дирижера, выдавая просимые им звуки или замолкая, гневаясь или радуясь вместе с ним, что проявлялось не только в музыке непосредственно, но и в одухотворенности лиц. Мысли, вынесенные мною в заголовок статьи, рождались тогда же, в зале, и для многих соучастников процесса, т.е. зрителей-слушателей не требуется, на мой взгляд, разъяснений. Для тех же читателей, которым не так повезло, как нам, поясню, что слово "диалоги" имеет в данном случае несколько значений. Во-первых, кроме упомянутого выше смысла, можно сказать, что диалог шел между композиторами прошлого: Феликсом Мендельсоном, Робертом Шуманом, Вольфгангом Моцартом - с одной стороны и композитором современности, который к тому же - интерпритатор и аранжировщик,- Йоавом Тальми. Во-вторых, для всех исполняемых в этот вечер произведений были характерны и отчетливо проявлялись музыкальные диалоги между различными инструментами, своеобразные вопросы и ответы или даже споры и конфликты. Наконец, шел постоянный незримый диалог музыкантов, творивших на сцене, со зрительным залом, взрывавшимся время от времени аплодисментами.
 
  
 

Что же касается фразы из заголовка к статье "без слов", то действительно, в этот вечер со сцены не прозвучало, кроме фраз музыкальных, ни одного слова. И тут снова возникает ассоциация с названием одного из наиболее популярных произведений Феликса Мендельсона (наряду со знаменитым "Свадебным маршем"). Оно так и называется "Песня без слов".
Конечно же, неким эмоциональным диссонансом ко всем прочим исполняшимся произведениям композиторов 18-19 веков прозвучала авторская интерпретация Йоавом Тальми его супер-современной "Элегии для литавр, струнных и аккордеона". Музыкальная пьеса, с блеском исполненная музыкантами Симфониетты и солисткой Эти Тевель, на мой взгляд, была довольно сложной для восприятия неподготовленными слушателями. В этом произведении, навеянном, по словам автора, его двумя визитами в концентрационный лагерь Дахау под Мюнхеном в Германии, использованы музыкальные темы из песни еврейских гетто "Под звездным сиянием", сюиты для виолончели Баха и "Песни о гибели детей" Густава Малера. Элементы какофонии, присутствующие в Элегии, заставляют слушателей в буквальном смысле вздрагивать, представляя созданный нацистами кошмар Холокоста.
Не могу не отметить без преувеличения потрясающее выступление израильской пианистки Дорель Голан. "Сенсационно", "Острые и захватывающие ощущения ", такими эпитетами характеризовала немецкая музыкальная критика выступление Дорель Голан на престижном фестивале в Германии, когда она играла рядом с такими знаменитыми пианистами, как Даниэль Баренбойм, Маурицио Поллини и Владимир Ашкенази. После серии побед на самых престижных конкурсах пианистов последовали ее триумфальные выступления в США, Южной Америке, Канаде, Ирландии, Болгарии, Литве, Хорватии, Сербии, Словении, Китае, Гонконге, Южной Африке, получившие восторженные отзывы.
 
  
 
Открою секрет: в Ашкелоне планировалось исполнение Второго концерта для фортепиано с оркестром Ф. Мендельсона. Солировать должен был замечательный пианист Даниэль Гортлер, который неожиданно заболел. В последний момент обратились к Дорель с просьбой заменить своего бывшего педагога. За считанные дни оркестр сумел подготовить к исполнению концерт Мендельсона, только не Второй, а Первый. Зрительный зал разрывался от аплодисментов. Пианистка была вынуждена исполнять на бис. Передать это словами невозможно, это нужно видеть!

Концерты музыкальной классики, проходящие в ашкелонском Дворце культуры, - это явление высочайшего, мирового уровня, за что хочу от души поблагодарить администрацию Дворца и прежде всего - ответственную за работу с русскоязычной аудиторией - Милу Беккер, которая не только организовывает концерты, но и традиционно обеспечивает на 80% заполняемость зала. Как жаль, что среди зрителей так мало молодежи. Хотелось бы обратить внимание родителей на этот факт. Мы придумываем разные программы борьбы с проблемами в молодежной среде, насилием, наркоманией, пьянством, а в то же время, абсолютно безответственно не используем такую уникальную возможность духовного и эстетического воспитания. Обидно...