Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ТРИУМФ БОЖЕСТВЕННОГО СИМБИОЗА
 
Выходящее из ряда вон культурное событие высочайшего уровня состоялось 3 февраля, в ашкелонском Дворце культуры* Представление Театра балета Валерия Панова, прошедшее при полном аншлаге, оказалось своего рода эпохальным - первым после трагической гибели замечательной израильской балерины, супруги самого Мастера, бессменного административного директора труппы, благословенной памяти Иланы Пановой

 
  
 


Владимир Сандлер
________________________________
Я не родился в Витебске как Валерий Панов, носивший тогда фамилию Шульман, но с детства, слушая рассказы отца и деда об этом удивительном городе, бывшим уникальным и постоянным источником художественного вдохновения великого Марка Шагала, испытывал особое чувство причастности. Как-то в своем интервью журналисту Полине Лимперт Валерий Панов, отвечая на вопрос: "Осталось ли что-то от Витебска, который вы помните?", сказал: "Ничего. Я был очень маленьким, когда уехал из Витебска. Но в свой приезд я чувствовал, что этот город - моя плоть и кровь". Нечто аналогичное однажды произошло и со мной, когда я уже в достаточно зрелом возрасте впервые посетил Витебск. Тут я не удержусь от желания познакомить читателей без комментариев с данными из Википедии - свободной энциклопедии: "Согласно переписи населения 1897 года, по национальному составу население Витебска было следующим: евреи - 52,4 %, русские и белорусы - 39,9 %, поляки - 5 %, немцы - 1,4 %, другие национальности - 1,3 %".
 
  
 

Я никогда не жил в Ленинграде, но нередко бывая там в молодости, помню, как мои тамошние родственники гордились (памятуя слова из песни незабвенного Юрия Визбора "... а также в области балета мы впереди планеты всей...") балетными звездами Мариинки, среди которых звучало и имя Валерия Панова, как помню и вышедший на экраны в 1969 году фильм-балет "Лебединое озеро", где Панов исполнил одну из главных ролей. Потом вдруг имя Валерия Панова исчезло со страниц советской прессы, причем надолго и почти забылось, хотя имена других знаменитых танцовщиков-невозвращенцев: Р.Нуриева, М.Барышникова, А.Годунова время от времени продолжали мелькать в СМИ. Лишь уже живя в Израиле, я (к стыду своему), как, впрочем и многие другие, узнал, что Валерий Панов, пробыв около двух лет "в отказе", получил в 1974 году израильское гражданство, а затем весьма успешно танцевал в лучших театрах Америки и Европы. Закончив выступать как танцовщик в 50 лет, Панов занимается постановкой балетных спектаклей. Вот лишь некоторые из его работ: "Золушка" С.Прокофьева,"Весна Священная" Стравинского, "Война и мир" С.Прокофьева, "Идиот" Д.Шостаковича, "Рикардо" Р.Вагнера и Ф.Листа - в немецкой опере (Западный Берлин), балет "Горянка" М. Кажлаева - в Сан-Франциско, "Петрушку" И.Стравинского, "Шехерезаду" Римского-Корсакова - в Венской опере, в Королевской Шведской опере - "Три сестры" С.Рахманинова, в Осло - "Гамлета" Д.Шостаковича, во Фламандском Королевском балете - "Ромео и Джульетту" С.Прокофьева. Валерий Панов является Почетным гражданином Нью-Йорка, Сан-Франциско и др. городов.
 
  
 

А вот еще одна цитата из того же интервью, данном Валерием Полине Лимперт: "Почему вы решили основать собственный театр?"
" Я всю жизнь был исполнителем. В 1974 году приехал в Израиль, но все следующие 25 лет моей творческой жизни проходили за границей. Почему? Все друзья, которые были у меня в то время, а среди них были Голда Меир, Моше Даян, Ицхак Рабин и многие другие, говорили в один голос, что не могут помочь мне с организацией собственного театра в Израиле, но "ты - израильтянин и должен ездить по всему миру, быть "послом красоты" от нашей страны". Что, в общем-то, я и сделал. Я гастролировал, работал по контрактам - так, как это делали Нуриев и Барышников. Это было вполне нормально, так принято среди танцовщиков. Но всю жизнь я был исполнителем чужой воли. Это устраивало моих друзей и зрителей, но меня - нет. И вот я вернулся в Израиль, чтобы попытаться начать все сначала. И обнаружил, что за время моего отсутствия меня здесь забыли, хотя своими гастролями я принес государству тринадцать миллионов долларов. А в итоге - начинать с собственным театром было очень непросто".
 
  
 

Бытует мнение, что главным фактором, повлиявшим на решение Панова вернуться в Израиль, явилась его любимая ученица, а впоследствии - супруга - Илана, родившаяся в этой стране. Она же стала и главным помощником Валерия в деле становления театра, его административным директором. Мне довелось общаться с этой удивительной женщиной благодаря обоятельной Миле Беккер в предверии прошлогоднего представления театра в Ашкелоне, состоявшегося 2 апреля. Именно тогда мною готовился к печати первый номер журнала "Азарт" с красивым анонсом спектакля "Impressions" на певой странице обложки. Мог ли я подумать тогда, что через каких-то девять месяцев Илана столь трагически уйдет от нас?..Но драмы случаются, к сожалению, не только на сцене, при том, что автором сценария подобных коллизий является сама жизнь.
 
  
 

С момента второго пришествия Панова в Израиль прошло более десяти лет, и вчера, в этот ненастный зимний вечер, ашкелонские любители искусства явились свидетелями триумфа Валерия и его театра балета.
О каком же божественном симбиозе я намеревался вам рассказать? Во-первых, увиденное на сцене было для меня зримым сочетанием мыслей хореографа и постановщика, обладающего недюженным интеллектом, с удивительной чувственностью, которую невозможно постичь разумом. Во-вторых, это было сочетанием совершенной классической балетной техники с потрясающей свободой трактовок, ведь ощущение свободы столь харатерно для бурной натуры Валерия Панова. В-третьих, - сочетание различных балетных школ артистов из разных стран - от Японии и Бурятии до Европы и Америки, впрочем, как и учеников балетной школы самого Мастера, объединенных неукротимым духом и волей постановщика. Наконец, в гениальной пановской трактовке балетного спектакля "Кармен" есть несколько поводов говорить о симбиозе, начиная с того, что француз Проспер Мериме написал новеллу об испанской цыганке, французский композитор Жорж Бизе пишет одноименную оперу, а почти через сто лет после этого россиянин Родион Щедрин создает балетный вариант - знаменитую Кармен-сюиту. И после всего этого Валерий Панов дополняет предыдущие шедевры, включая в канву спектакля иную музыку и совершенно другой танцевальный стиль - фламенко, для чего специально приглашается профессиональный ансамбль "Дуэндэ" из Иерусалима под руководством Шарон Саги.
 
  
 

Когда в антракте мы встретились с маэстро, разговора не получилось, Валерий извинился, он торопился к своим артистам, они ждали его перед тем, как показать нам Кармен...
Конечно же, неблагодарное дело - писать о балете. Это надо видеть, чего я всем вам и советую. И тогда вы поймете тех счастливцев, которых в дополнение к описываемым мною эмоциям охватило чувство гордости за нашу маленькую страну, в которой есть такой театр, настоящий Большой балет и есть наше национальное достояние - маэстро Валерий Панов. Спектакль окончился, а зрители долго стоя аплодировали и кричали "Браво!"