Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ЧУДЕСНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ГРИГА И БРАМСА В СТРАНЕ ТАНГО

В последнее время мне доставляет особое удовольствие делиться с читателями своими впечатлениями о событиях, происходящих в сердце культурной жизни Ашкелона - великолепном зале Дворца культуры (Гейхал а-тарбут)* На этот раз музыканты Беэр-Шевской Симфониетты под управлением замечательного дирижера Дорона Саломона сотворили при полном аншлаге хануккально-предновогоднее чудо. Восторженная ашкелонская публика долго рукоплескала, букеты цветов на сцене...

Владимир Сандлер
 
 
  
 
Магистр музыки Эдуард Добрыкин накануне весьма профессионально и достаточно эмоционально проанонсировал этот концерт, проходивший в рамках музыкального абонемента с зажигательным названием "Класси-кейф". Возможно, благодаря появлению накануне концерта в газете "STAR" подобной рекламы столь высокого уровня, ашкелонцы и на этот раз заполнили замечательный по своим акустическим свойствам зал Дворца культуры. Это по-видимому здорово, что на концерты классической музыки стали приходить зрители неискушенные, не имеющие подобного опыта. Под влиянием волшебного действа и внутреннего эмоционального подъема, они от души аплодировали музыкантам даже там, где это не положено - в паузах между частями классических произведений. Но это, в конце концов, не главное, это дело наживное, я лишь надеюсь, что побывав однажды на подобном концерте, эти зрители, среди которых были и совсем молодые, захотят вновь и вновь прийти сюда на встречи с прекрасным.
Хочу также заметить некоторым "снобам", которые ходят лишь на "мировых звезд", Беэр-Шевскую Симфониетту считают провинциальным оркестром, а дирижера - Дорона Саломона - не достаточно великим. Лично я подслушал накануне такую фразу: "Симфониетта из Беэр-Шевы - это не то, вот если бы из Раананы, я бы пошла..." Без ложного израильского патриотизма могу ответственно заявить, что уровень Беэр-Шевских музыкантов никак нельзя назвать провинциальным. Этот камерный оркестр отличается высочайшим профессионализмом, а о его руководителе - дирижере Дороне Саломоне хотел бы сказать особо.
 
  
 

Возможно, он внешне не столь импозантен, как некоторые, возможно, он одет и ведет себя на подиуме чересчур скромно... Но ведь искусство дирижера - это не только пластика тела, можно великолепно и изящно изгаляться в движениях, но если оркестр, как музыкальный инструмент, не звучит, грош цена этим телодвижениям. Как тут не вспомнить киношедевр Федерико Феллини "Репетиция оркестра"... Или еще... мне пришло на память, я был на концерте симфонического оркестра Ленинградской филармонии. Великий Евгений Мравинский, будучи в преклонном возрасте, вообще дирижировал сидя и скованно, но оркестр звучал, да еще как! Что же касается Дорона Саломона, этот дирижер, родившийся в Израиле, в качестве особо одаренного музыканта продолжил свое образование сначала в Лондонском Королевском колледже, а затем - в Италии. Среди его великих учителей достаточно указать имя Леонарда Бернстайна. Неоднократно участвуя в международных конкурсах дирижеров в Англии, Франции, Италии, а также в Иерусалиме, он неизменно завоевывал первые призы, благодаря чему его стали приглашать дирижировать различными оркестрами в разных странах, включая Англию, Францию, Италию, Швецию, Германию, Финляндию, Шотландию, Македонию, Новую Зеландию, Канаду. В Израиле он с успехом дирижировал практически всеми оркестрами, включая знаменитый Израильский филармонический. Дорон Саломон является художественным руководителем музыкального фестиваля, проводящегося в Нацерете. Вообщем, Дорон Саломон - музыкант выдающийся, и во многом благодаря его таланту и его фантазии, в этот дождливый вечер мы стали свидетелями особого, редкого явления, своеобразного художественного действа: Сначала великий норвежец Эдвард Григ великолепно прозвучал в своих пронзительных сюитах с феноменальной мелодикой, столь хорошо описанной Э. Добрыкиным. Тут добавить, как говориться, нечего. А потом началось нечто совсем необычное, радостное праздничное и очень красивое. Оркестр перестроился весьма странным образом. В правом заднем углу сцены появился рояль, один из двух контрабасов переместился в центр сцены, а рядом с ним появился во всех отношениях красивый музыкант - знаменитый Эдуардо Абрамсон с абсолютно непривычного вида инструментом в руках, издали напоминающим гармошку, и который называется "бандонеон" (по имени его изобретателя - немца Банда). Музыка, которая полилась со сцены, заставила добрую половину зала резко заерзать в ритме танго, а тут еще элементы джаза - соло-импровизации на скрипке, контрабасе, ф-но, кларнете и необычные звуки этого странного квадратного аккордеона-гармоники, растягивающегося метра на полтора в ширину.
 
  
 

Эмоции оркестрантов и публики шли по нарастающей, когда из кулис сцены появились танцоры - обворожительные Майя Шварц и Ронен Хаят, устроившие нам зрелище, достойное Буэнос-Айреских подмостков. Зажигающая музыка в ритме аргентинских танго знаменитого композитора и музыканта Астора Пьяццоллы заполнила собой все пространство зала, когда Эдуардо Абрамзон вдруг приблизился к микрофону и запел по-испански красивым с легкой хрипотцой тенором. Каждый новый номер, новое танго, сопровождал гром аплодисментов. Потом антракт - публика чуть-чуть приходит в себя, после чего мощно, с разбега - венгерские танцы Брамса в классическом камерном звучании. Затем вновь перестройка рядов в оркестре, и снова в зале ощущается густой смачный воздух аргентинского вечера, в изображении звуков бандонеона, контрабаса, скрипки, кларнета, ф-но и всего этого Беэр-Шевского оркестра волшебников в сопровождении парящих в ритме танго танцоров. Крики Браво, цветы, восторг...
 
  
 

Спасибо вам, музыканты и организаторы этого праздника, этого абонемента! С Новым Годом вас и всех читателей!